MENU
516_d1093-m

05.08.2017 • Общество

Юнга первого набора

В этом году вместе с Днём Военно-Морского Флота мы отметили 75-летие Соловецкой школы юнг. Увы, время неумолимо… Немного осталось с нами тех, кто в годы войны подростками-добровольцами отправился на архипелаг, чтобы стать боцманами, мотористами, радистами, электриками и по окончании учёбы, получив назначение на боевые корабли, вместе со взрослыми бить фашистов. Всего 17 юнг приехали на торжества в этом году на Соловки. Среди них северодвинец Алексей Семёнович Косырев, юнга первого набора грозового 1942 года

Алексея Семёновича Косырева называют человеком-легендой. И это правда

Дорога на Север

Мы беседуем в уютном доме, построенном Алексеем Семёновичем вместе с сыном в деревне Бармино, что расположилась за СНТ «Лисьи борки». Несмотря на солидный возраст  (90 лет), ветеран не растерял морскую выправку. Настоящий боцман торпедных катеров — именно такую специальность он получил в Соловецкой школе юнг.
Его путь на флот начался в городе Куйбышеве (сегодня — Самара). Когда началась война, 15-летний Алексей, уроженец деревни Большая Каменка, бросил школу и пошёл работать на один из шести эвакуированных в город с оккупированной территории заводов. Восемь месяцев строил ставшие легендарными штурмовики ИЛ-2. «Чёрная смерть» прозвали самолёт солдаты вермахта. На заводе и узнал о создании школы юнг.
— Вчетвером пошли на приёмный пункт. Принимали мальчишек только 27-го и 28-го годов рождения. А я родился 13 декабря 1926 года, считай, 27-го. Мне сказали: можно. Я оформил документы, прошёл медицинскую комиссию. Нас, желающих обучаться в школе юнг, перевезли в Ульяновск, где собрали мальчишек со всех городов, и эшелоном повезли в Архангельск. Ехали месяц. Из Архангельска переправили на Соловки. Определили нам место в Савватьево, в скиту. Сами строили землянки, когда рыли ямы, выворачивали огромные валуны, лес валили — пилили, время поджимало, на дворе осень, скоро зима. Нам, первому набору, хорошо досталось, — вспоминает Алексей Семёнович.

Мальчишки всегда мальчишки

Многое можно рассказать об учёбе Алексея Косырева и его товарищей в школе юнг и жизни на Соловках. Никаких скидок пацанам в обучении военному делу никто не делал. Офицеры-педагоги поддерживали железную дисциплину. Но лучше прочитать книгу «Мальчики в бантиках», написанную Валентином Пикулем, ещё одним юнгой первого набора. В ней ни слова вымысла.
— Пацаны есть пацаны, всякое бывало. Несколько человек хотели убежать, на шлюпке уйти в Кемь, но их догнали, вернули и в штрафную роту отправили. Многие курили, но махорки в довольствии для нас не было. Таскали у офицеров. Потом пришло указание снабжать куревом. И стали нам выдавать на месяц по пачке махорки, — рассказывает Алексей Семёнович.
После выпуска Алексей Косырев, новоиспечённый боцман, вместе с восемью товарищами был направлен в Ленинград. Служил на эсминце «Грозящий». На корабле пришлось переучиваться на комендора — морского артиллериста. Так Алексей стал наводчиком орудия главного калибра — 130-миллиметровой носовой башенной артустановки. И в этом качестве участвовал в прорыве блокады города на Неве — орудия стреляли по врагу день и ночь.

Из Ленинграда в Заполярье

Весной 1944 года Алексей Косырев был переведён в Архангельск, в спецкоманду, из членов которой должны были сформировать экипажи для военных кораблей, передаваемых СССР по ленд-лизу. Алексея распределили комендором на линкор, но послужить на самых больших кораблях не довелось. Дело в том, что на отечественных кораблях этого класса экипаж составлял 1200 человек, а на иностранных — 900. Невостребованных моряков (а излишек образовался и по кораблям других типов) перебросили в Ваенгу. Алексей Косырев продолжил службу на эсминцах. Только теперь его корабль именовался «Громкий». Наверное, на нём бы и встретил краснофлотец Победу, но на учениях случился инцидент, едва не закончившийся для юного моряка трибуналом.
— В конце 1944 года я был на мостике, у пулемёта, рядом стоял сигнальщик, у него была заряженная ракетница. Я взял её, она стояла на боевом взводе. Командир увидел, спросил, вы что это делаете, и я нечаянно нажал на спуск. Ракета мне по руке прошла, обожгла ладонь, а потом по мостику пошла летать. Заместитель командира говорит: «Ага, самострел, судить за это дело». А замполит говорит: «Нет, это детская глупость». Доставили меня в лазарет, рану зашили, — говорит Алексей Семёнович.
И снова Архангельск — матроса Косарева перевели на СКР-19. Этим сторожевиком был ставший знаменитым ледокольный пароход «Семён Дежнёв», который огнём своих четырёх орудий в августе 1942 года оборонял остров Диксон от немецкого рейдера «Адмирал Шеер».

Снова в школу

Охрана транспортов и проливов, служба в дозорах и даже добыча тюленя — много работы выпало на долю СКР-19, вставшего в строй после боя с германским крейсером. И наконец долгожданное известие — Победа!
— Такое началось: кто плакал, кто обнимался, — вспоминает ветеран.
После войны СКР-19 разоружили, а военных моряков перевели в Молотовск, в отряд строящихся кораблей. Алексей Косырев попал на один из больших охотников, а затем, в 1946 году, снова оказался на Соловках. Стал курсантом школы младших командиров. По её окончании распределился на эсминец «Сталин», который на тот момент проходил в Молотовске заводские испытания.
Восемь лет прослужил Алексей Косырев на военном флоте. После демобилизации в 1950 году стал работать на Севмаше. Трудился 31 год. Был одним из тех, кто строил первую атомную подводную лодку «Ленинский комсомол». К военным медалям «За оборону Ленинграда» и «За оборону Советского Заполярья», «За Победу над Германией» добавилась медаль «Ветеран труда». А в 1985 году, в честь 40-летия разгрома немецких войск, Алексей Косырев был награждён орденом Великой Отечественной войны II степени.
Двое детей, четыре внука, четыре правнука, а скоро будет и праправнук — у Алексея Семёновича большая семья. После выхода на пенсию он перебрался жить за город. Говорит, что воздух чище и есть все необходимые для него удобства: настоящее раздолье для охоты, рыбалки и походов на катере. А ещё Алексей Семёнович собирает лечебные травы и готовит для себя целебные настои.
За здоровьем нужно следить — Алексей Косырев пообещал родным, что обязательно отметит вместе с ними 80-летие Соловецкой школы юнг.

После выхода на пенсию Алексей Косырев не раз посещал Соловки. В 2009 году добрался до Савватьево, хотел показать родным землянки, в которых жил вместе с другими курсантами. Но вместо них увидел высокие красавицы сосны. Время стирает следы войны. Но память хранит каждый проведённый на архипелаге день.

Из 4111 выпускников школы юнг более 1000 погибли в боях с немцами и японцами. Семи юнгашам присвоено звание Героя Советского Союза. Юнга Василий Храбрых штурмовал Берлин и написал на рейхстаге: «Дошли! Соловецкие юнги».

Андрей МИРОШНИКОВ

Фото автора

 

Соловки в судьбе и в сердце

По приглашению губернатора Игоря Орлова ветераны-юнги из Москвы, Санкт-Петербурга, Костромской, Свердловской областей, Пермского края, Латвии и других мест прибыли на Архангельскую землю для участия в торжественных мероприятиях, посвящённых 75-летию Соловецкой школы юнг.

536_d1093-m
В честь прибытия выпускников легендарной школы состоялась большая праздничная программа на островах, в Гостиных дворах был дан губернаторский приём. В рамках
празднования прошли состязания по перетягиванию канатов, чемпионат Северодвинского гарнизона по гребле на шлюпках, концерт духового оркестра Беломорской военно-морской базы, чин освящения боевых хоругвий…
В память о праздновании 75-летия Соловецкой школы юнг глава региона вручил ветеранам специально изготовленные к торжественной дате часы. На них выгравированы слова основателя школы, легендарного адмирала флота Николая Кузнецова: «Юнги — это особый народ. Они являются наглядным примером для молодёжи, примером мужества, преданности и любви к Родине».
— Соловецкая школа научила нас главному — идти к цели, не сгибаясь под трудностями. Так мы и прожили свою жизнь, — заметил один из юнг Валентин Суриков. — Мы только что вернулись с Соловков. Когда я увидел изнутри красоту церкви Преображения Господня, знаете, подумал, что мы воевали не зря.

По материалам пресс-службы правительства области

Фото Бориса Сердюка

Comments are closed.

« »