MENU
Фото автора Фото автора

20.01.2017 • Медицина, Общество

Враг — надежда на авось

Тема онкологии, к сожалению, звучит сегодня часто. Как не проспать момент, чтобы вовремя выявить заболевание и начать его лечение? Об этом беседуем с и.о. заместителя главного врача Архангельского клинического онкологического диспансера по медицинской части, заведующей патолого-анатомическим отделением диспансера Анной АГАЕВОЙ.

Главное оружие в борьбе с онкологией — своевременная диагностика, уверена Анна Агаева

Меланома «правит бал»
— Анна Викторовна, каковы тенденции выявления рака за последние годы?
— Заболеваемость, безусловно, растёт. И в Архангельской области в том числе. С 2004 года показатель поражения злокачественными опухолями у нас составлял 319 на 100 тысяч населения, а сейчас он выше 463.
— Опухоли каких органов чаще обнаруживают?
— Отмечается рост злокачественных образований желёз предстательной и щитовидной, полости рта, головного мозга, тела матки, меланомы кожи, мочевого пузыря и ободочной кишки. В цифрах: в структуре онкологии региона меланома составляет 11%. На рак трахеи, бронхов, лёгкого приходится 10,8%, молочной железы — 10,1, желудка — 8,5, щитовидной железы — 8,7.
— Какие факторы риска должны насторожить?
— Для небольшого числа опухолей — это гормональный дисбаланс в период пременопаузы, курение (связь с образованием рака лёгкого доказана), инсоляция (солнечная радиация способствует развитию меланомы), вирусные инфекции.
— А как насчёт пищи, которую мы едим?
— Тут сложнее. Безусловно: при раке желудка грубая клетчатка не показана. Но есть кишечник, для которого обязательно её наличие. Влияние на образование опухолей генномодифицированных продуктов не доказано. А химическая обработка продуктов даже сыграла роль в некотором снижении частоты рака желудка.

На рентген становись!
— Насколько я понимаю, универсального ответа в диагностике рака не существует. Те же онкомаркеры могут показать наличие изменённых клеток, а могут и нет.
— Диагностика традиционно занимает в онкологии большой объём, и наши пациенты зачастую жалуются: почему нас так долго обследуют? Чем больше факторов мы учтём, тем точнее будет диагноз и эффективнее лечение.
— Как не проспать тот момент, когда нужно обратиться к врачу?
— Большую пользу приносит диспансеризация в первичной сети. Процент выявления болезней там приближен к двум. И это, поверьте, немало. Это мировая статистика. Самое главное — хороший рентген лёгких, у женщин также маммолог и гинеколог, у мужчин после 45 — анализ на простатический специфический антиген.
— Если человек пропустил свой год диспансеризации, как ему попасть на комплексный осмотр?
— Можно обратиться в смотровой кабинет поликлиники. Там работают обученные на базе онкодиспансера фельдшеры или акушерки, которые осматривают кожу на предмет меланомы, у женщин — шейку матки, у мужчин — ротовую полость. Если есть подозрения, обратитесь к тому же гинекологу. До 40 лет обязательно делать УЗИ молочной железы, после — маммограф раз в два года.

Когда рак прошёл рядом
— Кто чаще подвержен раку — женщины, мужчины?
— Примерно поровну. Для мужчин характерны опухоль трахеи и бронхов, предстательной железы, желудка, меланома и рак прямой кишки. Для женщин — рак молочной железы, новообразования кожи с меланомой, ободочная кишка, рак тела матки, желудка, прямой кишки и, наконец, шейки матки.
— То есть последний не настолько распространён?
— Да. Но, к сожалению, страдают им в основном молодые женщины: они игнорируют плановые походы к гинекологу. Рак в шейке матки начинается с эрозии, которую проще всего диагностировать визуально. Под этим словом скрывается дисплазия, которая на первой-второй стадии злокачественной не является. На третьей пациентки появляются у нас: зачастую они не осознают, что рак прошёл с ними рядом.
— Мы писали, как у молодой женщины обнаружили рак третьей стадии шейки матки, хотя до этого её ничего не беспокоило. Её пролечили, и вроде бы даже успешно.
— На самом деле даже третья стадия рака не повод отчаиваться. У нас много пациентов, которые живут годами с четвёртой стадией. Сегодня мы активно удаляем метастазы и в печени, и в лёгких. А при лечении рака шейки матки успешно применяем лучевую и химиотерапию.
красные специалисты по детской онкологии работают на базе детской областной больницы. Они активно ведут этих пациентов, сотрудничают с нами.
— Насколько популярны прививки против вируса папилломы, которые предлагают делать девочкам-подросткам?
— Не могу сказать. Знаю, что некоторые регионы включают эту прививку в свой план прививок. И делают их даже мальчикам: вирус папилломы может вызывать также рак гортани. В Архангельской области это частное решение каждого.
— Есть исследования по поводу того, какие последствия могут быть?
— Европейские и американские данные на эту тему закрыты.
— То есть делать прививки на свой страх и риск?
— Надо понимать, что рак у них не развивается. Или развивается несколько опухолей одновременно.
Как эти обследования проводят?
— На генетическую мутацию обследуют чаще всего уже выявленную опухоль. Материал, взятый для гистологического исследования, направляют в генетическую лабораторию. Мы сотрудничаем с НИИ онкологии им. Н.Н. Петрова в Петербурге. Лаборатории есть также в Москве, Казани, Волгограде, Новосибирске, Нижнем Новгороде. Но, во-первых, нужно знать, какой ген исследовать, во-вторых, это довольно дорогостоящая процедура. Имеет ли смысл проводить её самостоятельно, если не каждый раз развивается онкология?
— Вы говорите про людей уже заболевших. А как же превентивная медицина — пример Анджелины Джоли, удалившей грудь?
— К сожалению, выявленная у неё мутация вызывает не только рак молочной железы, яичников и тела матки, но и рак желудка. Удалить весь организм невозможно. В европейской практике превентивное удаление тканей и органов не используют. В более радикальной американской — проводят. Но это ведёт и к гормональным сбоям, которые могут вызвать незапрограммированное развитие рака.

Не бояться себе признаться
— Люди часто боятся самим себе признаться в том, что у них рак, избегают похода в онкодиспансер. Что с этим делать?
— К сожалению, это правда. Принятие диагноза происходит не сразу. Кроме того, наша отрасль, наверное, вторая в медицине после педиатрии, в которой родные так беспокоятся о состоянии больного. Этому аспекту работы мы тоже уделяем внимание. Поход в онкодиспансер надо принимать как неизбежность и обязательно обследоваться.
— Иногда пациенты жалуются, что сложно достать номерок на приём.
— На это могу сказать только одно: медицина — крайне востребованная отрасль. С нами можно связаться по телефонам регистратуры (8-8182) 24-79-28 и 27-64-89 (после обеда) или по электронной почте registratura@onko29.ru, и мы сами выйдем на пациента.
— Насколько сегодня переполнено коечное отделение в онкодиспансере?
— Безусловно, загруженность высокая. Пациенты приходят на обследование не раз, и мы стараемся решить вопрос уменьшением койко-дня до операции, использованием современных технологий. Многие пациенты лечатся в дневном стационаре — получают полный комплекс процедур, продолжая жить дома.
— Какие-нибудь рекомендации можете дать по женскому здоровью?
— Так как мы исследуем на наличие опухолей рецепторы гормонов, это оказалось востребовано для молодых женщин в репродуктивной медицине. Мы проверяем эндометрий на наличие воспалительных заболеваний и на чувствительность к гормонам для экстракорпорального оплодотворения. Здесь хочется порадоваться: я знаю несколько пациенток, которые благополучно после нашего диагноза были пролечены и родили детей. Поэтому если у нерожавшей женщины репродуктивного возраста есть рак, то это ещё не приговор, что она не станет матерью.
— Вы также дежурите на областном прямом телефоне центра здоровья. Там поднимают темы онкологии?
— Пациенты обращаются с разной проблематикой — кого-то интересуют результаты анализов, кто-то хочет получить альтернативное мнение по поводу лечения… Но онкология — не тема одного разговора. Это вопрос предметный и требует глубокого изучения в каждом случае.

***
Анна Агаева: «Когда я пришла в патологическую анатомию, вопрос, какая локализация опухоли самая сложная, открылся для меня с новой стороны. Рак любого органа может быть и простым, и очень сложным. Многое зависит от иммунологического статуса пациента и особенности самой опухоли».

***

Анна Агаева: «Рак «не болит» до последней стадии. И тем горше для людей осознавать, что опухоль поздно обнаружили. Вот почему нужно регулярно посещать терапевта, гинеколога и других врачей. Несмотря на то, что медицина иногда кажется труднодоступной».

Comments are closed.

« »