MENU

883_d1087

09.01.2017 • Культура

«Молись о нас ныне и в час смерти нашей…»

«Рождественский вечер при свечах» — так представлен концерт Поморской филармонии, и это уже навевает романтическое настроение. Классическая музыка, праздник. Хотя страна наша в этот день, 25 декабря, получила совсем не рождественский «подарок»

Вечер недаром был назван «Ave Maria» — эта ария заявлена в концерте четыре раза: Баха — Гуно, Каччини — в первом отделении и Верде, Массне — во втором.
Думалось, концерт начнётся с соболезнования, ведь в этот день утром в районе Сочи потерпел крушение самолёт Министерства обороны с музыкантами ансамбля им. А. Александрова, журналистами, военнослужащими, летевшими в Сирию. Тяжелейшая утрата… Но концерт начался в соответствии с программой: звучат голоса солистов О. Татариновой, И. Перфильева, музыка Генделя, Баха, других известных композиторов. И вот Н. Воронина исполняет «Аве Мария»… И тут зал, пришедший насладиться музыкой, пробивает: вот оно, и не нужно никаких объявлений, акцентов, все разом вздыхают и замирают в общем горе, не в силах выдохнуть — иначе слёзы польются ручьём. Блестят глаза и у певицы.
Как же эта ария, которая означает великую радость, благовествование — «Радуйся, Мария!», умудряется на самом деле выразить великую скорбь — скорбь потенциальную о жертве Спасителя, великую скорбь всех присутствующих о сегодняшней невосполнимой утрате?
Певицу провожают аплодисментами, и к зрителям выходит
Л. Спиранова. «Амен, Аллилуйя» Генделя и вновь «Аве Мария» Каччини в прекрасном исполнении довершают картину. Сдерживаться публике нет никакой возможности: солисты другого, любимого ансамбля сейчас на дне моря. Общее горе, загнанное поглубже, прорывается. Женщины всхлипывают, мужчины утирают глаза, у певицы дрожит подбородок… Но ария благополучно закончена, антракт, и всех словно сдувает из зала. Женщины бегут на волю освежить покрасневшие глаза, мужчины — утереть скупую мужскую слезу. Горе, общее горе у всех на уме, молчание, Рождеству радоваться рано.
С открытой душой, неподдельным волнением прослушали зрители второе отделение: две «Аве Мария», «Болеро» Сен-Санса, великолепное «Рондо эльфов» в исполнении А. Вартаняна (скрипка) и П. Бойко (фортепиано). Тяжесть — какой-то страшный тягучий сон, который не отпускает, спадает с души. Заявленная в программе «Заздравная» песня в конце концерта не прозвучала. Ну да и Бог с ней, настанет и для неё время.

Comments are closed.

« »