MENU

03.06.2016 • Общество

«Любовь по ленд-лизу»: новая глава

Эта документальная повесть пишется уже более 20 лет. И пусть простит меня читатель за рваное порою повествование. Оно обрастало новыми свидетельствами очевидцев и фактами: после каждого издания книги «Любовь по ленд-лизу» (а их было три) ко мне приходили незнакомые люди с продолжением известных уже историй, которые открывались с новой стороны. И я опять, как в стальных клещах, оказывалась в водовороте тех жутких событий военной поры

Крутой поворот в деле

 

20 лет назад…

Напомню, что мой поиск начался в 1995 году, когда о гаджетах XXI века никто и не догадывался. Сегодня технический прогресс стал привычным, а раньше ни мобильной, ни интернет-связи не существовало. Все письма отсылались наземной почтой в бумажном виде. Чтобы встретиться и поговорить с глазу на глаз, мы мчались за десятки и сотни километров. Сейчас можно по скайпу запросто поболтать с заокеанскими друзьями. А в годы тотального дефицита заполучить домашний телефон в собственной квартире считалось скорее роскошью и удачей, люди годами стояли в очереди на установку.

Я упорно занималась поисками русских подруг по просьбам английских ветеранов войны и всё время хотела поставить наконец точку в своём исследовании, но эти три «ЛЛЛ» («Любовь по ленд-лизу») меня не отпускали.

 

Без права на чувства

«Общаться с иностранцами строго запрещено». Как понять современному человеку этот запрет? Как объяснить молодым людям, не расстающимся со Всемирной сетью, что такие ограничения были? И что поразительно: за годы II Мировой войны, пока действовала система ленд-лиза, тысячи молодых англичанок полюбили американцев, служивших на островах Туманного Альбиона, вышли за них замуж и свободно последовали с мужьями за океан. Из Советского же Союза вслед за возлюбленными смогли выехать единицы.

Стремилась ли к отъезду Елена Ивановна Иванова, героиня главы «Лорд с берегов Двины»? Наверное, изначально мечталось. Но после ГУЛАГа осталось лишь сожаление: ох и не вовремя же случилась у неё эта любовь!

— Лорд, — представился ей галантный кавалер на танцах в Интерклубе. И закрутилось…

Спустя десятилетия на сгорбленную, полуглухую Елену Ивановну горько было смотреть. В её душе кровоточили воспоминания о 30 (!) ночных допросах в ходе недолгого следствия. Когда она дала мне разрешение на знакомство с её «делом об измене родине», её интересовало только одно: кто предал? Я ещё не знала, что там нет такой важной информации, и всякий раз, отправляясь в архив и склоняясь над пожелтевшими бумагами, я искала логику в работе следователя: допрос начинается в 22.30 и заканчивается в 03.10, следующий длится с 23.00 до 02.00, потом обвиняемую вызывают в 21.45 и мучают до 03.20. Однажды на листе, где я фиксировала чудовищную методику, от ужаса я непроизвольно черкнула «О боже»…

 

Писем строчки

В чём провинилась эта девушка, легко и свободно говорившая в 40-е на английском?! За что такие истязания? Она всего лишь любила. Но любила иностранца. Запретная тема.

После лагерей вернулась домой. Разбита судьба. Скудный стол, нехватка витаминов. Реабилитация сопровождалась финансовой стеснённостью, отсутствием самого необходимого в быту. В пору дефицита (уже в 80-е) Елена обращалась к подруге в письме: «Дорогая Валюша, не можешь ли ты выслать мне две-три пачки стирального порошка, если у тебя есть такая возможность, наложенным платежом, я покрою расходы. Уже скоро год, как у нас нет порошка и мыла, какие запасы имелись, израсходованы, и стирать бельё нечем». А на пороге стояли уже лихие 90-е…

Это не было моей журналистской работой, но по первому зову я приезжала к ней в Соломбалу (кто знает, это микрорайон Архангельска, сейчас довольно близкий к центру, а тогда из Северодвинска надо было ездить туда с пересадками). Долго стучала замёрзшим кулаком в дверь, дожидаясь, что она наконец услышит. Раскладывала на столе гостинцы. И за чаепитием мы доверительно говорили о том, что её заботит.

Её страшно огорчало отсутствие стационарного телефона в квартире (ещё раз напоминаю читателю, что никаких мобильников в те годы ещё не было). Будучи реабилитированной, Елена Ивановна имела право на установку, но в этом соломбальском доме «технических возможностей» не хватало — такой ей пришёл ответ, по крайней мере.

А без разговоров настоящая беда! Чтобы пообщаться с подругами, она должна кое-как доковылять до автобусной остановки и с пересадками добираться в центр. С каждым днём становилось труднее передвигаться. И я начала «выбивать», хлопотать по разным инстанциям. Наконец долгожданный аппарат был установлен в её квартире. И Елена Ивановна могла звонить хоть куда и часами разговаривать со своими подругами.

Чем ещё помочь? Ничего она не просила, сама стремилась быть полезной любимой внучке. Поэтому и не возражала, чтобы англичанин Билл, неоднократно наезжавший в Архангельск, передал её адрес напрямую Кемпбеллу (однополчане как-никак). Когда Билл привёз нежное, полное любви ответное письмо Эрика (Лорд — это его юношеское прозвище), она плакала. Ей не нужно было нечто атмосферное, даже простая коробка конфет от Билла её растрогала бы больше. Она ездила с этим письмом ко всем, кто, по её мнению, знал английский лучше и мог перевести желанные строчки по-другому. Но суть оставалась всё той же: «ничего нельзя исправить». Он прислал тёплые слова обожания. Она ждала от него хоть какую-то реальную помощь.

Когда Билл предлагал ей деньги, гордая Елена Ивановна отказывалась всякий раз, но он тайком совал ей в карман, а она, обнаружив, огорчалась и присылала слова извинения. Такой она и запала мне в душу — опустошённой и разбитой.

 

Звонок из прошлого

Думала ли я, что мне придётся вернуться к этой душераздирающей истории спустя годы после смерти Елены Ивановны? Ведь тогда мы с её внучкой Ирой предприняли ещё одну попытку изменить позицию деда, но ответа не было. Все точки над i расставлены, какое продолжение… Невероятно, но 5 июля 2011 года, а я только-только расположилась к уединённому отдыху после очередного напряженного трудового года, из благодушного состояния меня выхватил телефонный звонок на мобильный. Незнакомая женщина из Москвы сообщала о том, что Джин, дочь Эрика, хотела бы установить контакт с архангельскими родственниками. О, какой крутой поворот в деле! Настоящий шок и стресс! Как ничего не ведающие люди могли узнать про Елену через несколько лет после смерти отца, если он тщательно скрывал архангельское прошлое? Нашли письма Елены и Ирины? Отпускная идиллия была нарушена.

 

Семейная тайна. Счастливая

Оказалось, что перед самой своей смертью Эрик признался старшей дочери, что в России у него есть сын, вероятно, Ivan и внучка Natalia. Несколько лет тайна мучила её, она не могла поверить в это, но решилась всё же узнать правду через московскую приятельницу, тоже Ольгу, та и разыскала меня через интернет. В лесной дали среди сосен, без компьютерного архива, я, конечно, заставила себя напрячься и мобилизовала память, строча ответы. Ivan, Natalia? Имена забыл Эрик? Ведь его сын Эдуард, и он сам его так назвал, регистрируя в архангельском ЗАГСе в 1944 году. Внучка Ира. Не пустое ли совпадение? Но на всякий случай я дозвонилась до Ирины и намекнула: в жизни возможны перемены, учи английский.

Отринув сомнения, пару месяцев пришлось посвятить переписке, деталям и уточнениям, важным итогом которых стал исторический, я бы так высокопарно выразилась, факт: у Ирины, единственной внучки Елены Ивановны, значительно расширилась семья и появились сразу две тёти, дядя, многочисленные двоюродные братья и сёстры.

С Джин мы договорились, что во время предстоящего у неё летнего отдыха со всем семейством она откроет тайну родне, а иначе зачем было тревожить Эрикову внучку?

Английские родственники слишком поздно узнали подробности трагической истории, которую тщательно скрывал Эрик. Потрясённая старшая из тётушек писала: «Мы хотим, чтобы Ира знала, что является частью нашего семейства, — это очень важно для всех нас».

И знаменательная встреча вскоре произошла: обе тетушки, Джин с Анной, в октябре прибыли в Архангельск для знакомства с Ириной. А затем и Ирина с мужем, а далее и Ирины дочки поехали гостить в Кэмбридж — за крутым поворотом начиналась другая жизнь.

Не сомневаюсь, что Лена и Эрик на небесах вместе и из-за облаков смотрят на это с умилением.

 

P.S. Архангельское издательство «Лоция» начинает сбор средств по системе краудфандинг через портал planeta.ru на четвёртое издание книги «Любовь по ленд-лизу». На сайте можно будет сделать предварительный заказ на покупку книги.

 

 

Comments are closed.

« »