MENU

20.02.2016 • Общество

Напуганная Европа

В конце 2015-го и начале этого года одной из главных тем в новостях стала проблема нашествия в Европу беженцев из Северной Африки и Ближнего Востока. Масла в огонь подливали пугающие ТВ-картинки из некогда образцовых городов. Сидя на диванах возле телевизоров, наши граждане стали бурно обсуждать тему «беззубых» европейцев, которые не могут справиться с толпами непрошеных гостей: «Что там наш экономический кризис — вон в Европе на улицу выйти страшно». Но настолько ли беззащитны европейские страны? Нарушает ли наплыв мигрантов образ жизни обитателей старого света? Сотрудники редакции узнали мнение наших соотечественников, проживающих в разных странах Европы.

Проблема мигрантов: взгляд изнутри. Мнение наших бывших соотечественников

 

Германия: беженцам  почёт?

Татьяна Прохорова  (Мюнхен):

— По соседству с нашим домом недавно возвели огромный павильон — временное пристанище для беженцев, в основном из Афганистана, Сирии и Ирака. Раньше на этом месте была зелёная зона, теперь центр со всеми удобствами. У каждого приезжего своя кровать, отделённая перегородкой. Комфортные душевые, просторные столовые. Питанием их тоже обеспечивают.

Жители Германии привыкли быть либерально-толерантными. Но когда возле магазина тебе в шутку молодые люди африканской наружности преграждают дорогу, потому что ты в юбке и на каблуках, как-то неприятно. Многие женщины, которые привыкли быть свободными, одеваться так, как хотят, не знают, как вести себя. Ведь 70—80% прибывших — мужчины, которые в ближайшее время вряд ли найдут себе пару. Но и впадать в истерику мне бы не хотелось. Особенно напуганы мои знакомые из Восточной Европы, приехавшие сюда за спокойной и обеспеченной жизнью, на которую они зарабатывают своими силами. При этом видят, что другим всё дается даром, хотя они не хотят работать и уважать европейские законы.

Да, у немцев очень сильно сформированное со времен Второй мировой чувство вины, поэтому они рассматривают помощь мигрантам как свой гуманитарный долг. Немцы всё еще хотят помочь. А мы, приезжие, со страхом смотрим, как рушится наше представление о свободе, безопасности, достатке.

Оценят ли мигранты ту помощь, которую им оказывают? Представьте: вы собираете для беженцев одежду, готовите еду, а над вами смеются и без разрешения на мобильный фотографируют…

Франция в шоке

Александра Фурье (Марсель, Франция):

— В Марселе пока толп мигрантов нет: у нас в основном свои, прежние. Но они ведут себя всё более и более вызывающе, всё чаще выходят на улицу в мусульманских одеяниях. 17 лет назад, чтобы увидеть женщину в платке, надо было приехать в порт к только что прибывшему кораблю из Алжира. Теперь весь центр города в чёрных «фантомах».

Последняя волна миграции привела к тому, что многие французы начинают прозревать. Вот почему так много голосующих за Марин Ле Пен, отстаивающую права этнических французов. В одной газете написали, что в деревнях Прованса люди готовы отстаивать свои дома, у многих есть ружья для охоты. На всякий случай.

Государство всячески ублажает новоприбывших мусульман. Горячий очаг в городе Кале — туда едут многие мигранты в надежде отправиться в Англию. И вот уже четыре тысячи человек терроризируют город: воруют, пристают к людям. Они заселяются в дома стариков, которые, например, в больнице, и те, вернувшись, не могут въехать обратно. Недавно один француз пригрозил ружьем мигрантам, которые кидали в него и его дом камни. Так теперь его собираются судить! Ещё один случай:                   в том же Кале прошла несанкционированная манифестация против мигрантов. Задержали пять человек, в том числе генерала Иностранного легиона. Его тоже должны были судить. Франция в шоке.

Мигранты в Марселе получают бесплатное жильё, около 1 200 евро на семью или около 400 евро в месяц на человека. И правосудие на их стороне. Французский бомж, укравший два яблока в магазине, получает восемь месяцев тюрьмы, в то время как арабы за кражи с отягчающими обстоятельствами не доезжают даже до СИЗО. Полицейские поняли, что их усилия не приводят ни к чему. Теперь придираются только в французам — те закон чтут и полицейского по голове ничем не ударят.

Выходит, закон теперь не одинаков для всех? Ощущение несправедливости ещё больше возросло после чудовищных терактов в центре Франции, к которым были причастны мигранты.

 

Толерантные Финляндия и Норвегия

Павел Хватов (Лаппеенранта, Финляндия):

— Пока напряжения мы не чувствуем, но, отслеживая ситуацию по соседним странам, могу сказать, что реакция на хамство у европейцев никакая. Где хвалёные европейские законы? Вспоминаю, что мы, прежде чем переехать, прошли кучу процедур, оформили много документов да ещё ждали, впустят или нет. Приехав, начали уважать финские традиции, выучили язык. А здесь заваливаются огромными толпами и ещё недовольничают.

Когда я начинаю высказывать своё мнение, то обычные финны не поддерживают меня. Они привыкли быть сдержанными.

 

Ольга Йорстад (Вад-сё, Норвегия)

— В провинции Финнмарк все привыкли помогать беженцам. Здесь, на севере, их было и есть достаточно много. Помогают мебелью, вещами, одеждой. С последней волной ситуация изменилась ненамного. Единственное, что вместе с сирийцами, которые бегут от войны, прибывает много экономических беженцев, а это уже другой статус. Естественно, что страна не может принять всех, особенно тех, кто приезжает с липовыми документами. Вопрос их интеграции стоит очень остро. Есть те, кто принимает образ жизни и европейские ценности, а есть те, которые хотят жить по законам шариата или по своим собственным. Как обычно, среди людей есть и плохие, и хорошие. Но если что-то мешает нормально жить другим людям, то начинается работа для полиции. У нас в Финнмарке скорее приезжих жалеют. Все знают, что им пришлось пережить. В Вадсё организовали магазин с подержанными вещами: одеждой, мебелью, посудой, там всегда есть люди, готовые научить беженцев говорить по-норвежски.

Людмила Логачёва (Осло, Норвегия):

— Никаких эксцессов, подобных кёльнскому «новогоднему шоу», у нас нет и не было. Проблема беженцев для норвежцев не нова. Первые переселенцы прибыли в Норвегию из Пакистана в 70-х годах. Сегодня их дети работают врачами и инженерами. В прошлом правительстве министром культуры была 26-летняя Надя Хаджик, дочь первых пакистанских беженцев.

Сегодня в Осло каждый десятый житель переселенец (здесь не любят слово мигрант), а в Киркенесе уже каждый четвёртый! Но люди не беспокоятся и рады помогать вновь прибывшим. На днях газеты рассказывали об одинокой норвежской старушке, приютившей в своём доме многодетную семью из Сирии.

Конечно, раздаются тревожные голоса, жаркие дебаты ведутся в парламенте. Не слишком ли мы добры? Не слишком ли наивны? В последнее время ужесточились правила приёма беженцев. Ведь все переселенцы, получившие даже временный вид на жительство, пользуются такими же льготами, как и этнические норвежцы. Им помогают с устройством на курсы норвежского, с жильём, при визите к врачу государство оплачивает переводчика и т. д. Виды на будущее у них самые радужные.

Как вся эта армада сможет разместиться в маленькой Норвегии — не моя головная боль, а правительства. Также не могу сказать, что криминальная ситуация обострилась за счёт прибытия беженцев. Большинство сидящих в норвежских тюрьмах иностранцев составляют гастарбайтеры из Литвы и Польши, а не новоприбывшие.

И мы не боимся ходить по улицам! Вчера шла в продуктовый магазин в одиннадцатом часу вечера. На улицах пусто, встретился только один мусульманин, который сказал мне вежливо: «Салам алейкум!».

15 лет назад я с двойняшками-подростками приехала в эту страну. Мы не знали ни слова по-норвежски. Сегодня одна из дочек работает старшим советником в министерстве экономики, а вторая — старший финансовый аналитик в крупном банке. А я переквалифицировалась в учителя математики в норвежской гимназии. Эта страна предоставила нам все условия для самореализации.

 

ОТ РЕДАКЦИИ. Как видим, негативные сообщения мы получили из Германии, Франции, где проблема с беженцами наиболее остра. Спокойны жители Норвегии и Финляндии, а обитатели Испании вообще считают, что их эта тема не касается: в стране кризис, денег на содержание мигрантов нет, и те туда не стремятся. Наши собеседники подтверждают: проблема беженцев расколола благовоспитанную Европу в большей степени, чем любой другой вопрос. Люди из-за этого теряют друзей, распадаются семьи. Наши бывшие соотечественники тоже не едины в высказываниях.

Но один отклик меня обескуражил. Знакомая из Швеции, прочитав заданный по электронной почте вопрос, сразу же осекла: «Я иногда стесняюсь говорить, что я приехала из России, так как поступки нашей страны нецивилизованны. Зачем надо было вторгаться в Сирию? А воровать Крым? Вы говорите, что это была русская территория, так тогда, может быть, вернуть Калининград, который несколько десятилетий назад не являлся территорией России? У нас не всё так страшно, как рисуют на вашем телевидении. Есть какие-то отдельно взятые эпизоды, которые тут же пресекаются полицией или самими гражданами. А у вас из этого потом делают шоу.

Европейцы очень толерантны, при мне только русские отзываются плохо про беженцев и вообще про людей других национальностей.
В Берлине, как у вас говорят, 13-летняя девочка Лиза была изнасилована группой мигрантов. Уже известно: никакого изнасилования не было. Однако негодование русских мигрантов никуда не исчезло. Сначала у себя в доме порядок наведите (начиная от состояния дорог и заканчивая коррупцией), а потом про проблемы Европы пишите».

Итак, девушка отразила мнение большинства европейцев, на формирование которого работает целая армия западных СМИ. Впрочем, как и у нас в России на нашу с вами — другую точку зрения.

Comments are closed.

« »