MENU

Фото Натальи Трофимовой Фото Натальи Трофимовой

04.02.2016 • Общество, Первая полоса

БОМЖ по собственному желанию

После статьи в нашей газете о помощи приюту бездомных животных мы получили несколько откликов такого характера: зачем часто писать про собак и кошек, вы про людей напишите, которые на улице живут. Им-то как тяжело сейчас в жгучие морозы. Для них есть какой-нибудь приют?

Как становятся бездомными людьми, и кто им помогает начать новую жизнь

На свободе сложно

На самом деле так называемых людей без определённого места жительства сейчас намного меньше. Вспомните те же 90-е годы, когда персонажи, мёрзнущие на улице, греющиеся у костра или роющиеся на помойке, встречались довольно часто.

Мы выяснили, что сегодня такие люди, скорее всего, бомжи по собственному желанию. В наши дни, если человек захочет начать новую жизнь, ему помогут в восстановлении документов, медицинском обслуживании и устройстве в интернат. Для поддержки таких людей в городе работают несколько учреждений.

История нашего героя Андрея (имя изменено), с которым мы побеседовали в одной из палат в горбольнице № 1, тому подтверждение. За свои 45 лет в общей сложности 15 он провел за решёткой,
а было у него, как говорит, пять «ходок». Статьи разные — начинал с воровства, потом сидел за разбой и хулиганство. Сопутствующий такому образу жизни туберкулёз пришлось лечить в областном тубдиспансере, откуда наш герой неоднократно сбегал: «Надоедало». Пытался работать, но долго на одном месте не задерживался. В перерывах между колонией и больницей Андрей приходил домой к матери, которая была прописана в квартире вместе со старшим сыном.

По возвращении с последней отсидки он узнал, что брата уже нет в живых, а мама серьёзно заболела. Пагубное пристрастие к алкоголю отравляло разум и сердце, поэтому ухаживать за больной матерью он не спешил, неделями не появляясь дома. Когда говорит об этом, на глазах появляются слёзы, сожалеет, что так поступил с единственным человеком, который его любил…

После смерти матери Андрею, который так и не удосужился прописаться в муниципальном жилье, пришлось освободить квартиру. По его словам, окрутить его пытались «чёрные риэлторы», но оказалось, что человека без документов подставить сложно.

На какое-то время нашего героя приютила подруга, от которой он в конце концов ушёл: не сошлись характерами.

Приходилось жить в Архангельске возле вокзалов, в Северодвинске — у дружков. Говорит, самое страшное время — зима, когда на улице выжить невозможно, и если идти некуда, приходится мыкаться по подъездам, пока не выгонят.

В ноябре прошлого года произошло ещё одно несчастье: шёл из магазина и упал. Встать сам не смог, а прохожие не стремились помочь неряшливо одетому человеку. Его подобрала «скорая помощь» — так он оказался на так называемой социальной койке в горбольнице № 1. С отмороженными ногами, с давними переломами, которые врачи пытаются вылечить до сих пор.

 

В поисках имени

— Если бы не медики, меня уже не было бы в живых, — говорит мужчина. — Здесь меня здорово поддержали. Подлечили, помогли с оформлением документов, теперь у меня новый паспорт, есть даже медицинский полис и корочка СНИЛС. Сейчас выправляют группу инвалидности. Прописки, правда, нет. Что дальше будет — не знаю, но прежней жизни не хочу. Мир не без добрых людей — здесь я в этом убедился. Знакомый подарил мне вот эту инвалидную коляску. Просто так. А мечта моя сейчас — встать на ноги.

В глазах бездомного Андрея печаль и сожаление: времени на осознание прожитой жизни здесь достаточно. Но есть и надежда. Кивает на соседа, мол, мне лучше, чем ему. Этот пожилой человек тоже был привезён с улицы, а сейчас прикован к постели. Идти ему некуда: нет ни жилья, ни родных, поэтому больница его дом уже более двух лет.

— Таких историй у нас много, — рассказывает специалист по социальной работе Северодвинской городской больницы № 1 Анна Горбунова. — Кто-то проходит через предательство родственников, которые лишают близкого человека квартиры, кого-то обманывают посторонние люди, завладевшие жильём. Некоторые попали в плен пагубных привычек и потеряли всё. При восстановлении документов мы вместе со специалистами центра «Забота», бывает, проводим целое расследование, подключая ОМВД. Благодаря тому, что город маленький и закрытый, а заезжих «гастролёров» у нас мало, личности «потеряшек» мы определяем без проблем. Ещё не было случая, чтобы к нам попал неизвестный человек без имени, без прошлого. Так что жизненных сюжетов хватит на целую книгу.

А пока идёт расследование, люди без определённого места жительства имеют возможность находиться на так называемых койках сестринского ухода. Такие койки организованы в горбольницах № 1 и 2 (по пять штук в каждом учреждении).

 

Судьба — дом-интернат

Содержание граждан с судьбой как у Андрея регулируется специальным положением и финансируется из местного бюджета в рамках программы «Социальная поддержка населения Северодвинска». Помощь в виде выделения коек сестринского ухода существует в нашем городе уже более десяти лет, и, несмотря на кризис, будет предоставляться и в 2016 году. Инициативу поддерживает управление социального развития, опеки и попечительства администрации Северодвинска. Далее устройством людей со сложной жизненной ситуацией занимаются специалисты центра социального обслуживания «Забота».

— Мы посещаем своих подопечных, когда они находятся в больнице, и занимаемся устройством их дальнейшей судьбы. Чаще всего единственный выход для людей без прописки — это дом-интернат для инвалидов и престарелых, — комментирует заведующая отделением центра социального обслуживания «Забота» Елена Ткаченко. — Бывает, мы находим родных, но сын или дочь не хотят заботиться о своём родителе, который когда-то не участвовал в их воспитании. Так человек остаётся до конца своих дней одиноким. Наша задача — чтобы гражданин получал, если положено, хоть какой-то доход, например пенсию по возрасту или инвалидности.

Были ли случаи, когда бездомный, которому помогли, снова ударялся в бега? Специалисты говорят, что такие истории случаются каждый год. У некоторых тяга к «свободной» жизни на улице перевешивает обычное человеческое стремление жить в тепле и комфорте.

Нередко перипетии судьбы заставляют героев снова стать клиентами социальных служб, им приходится заново восстанавливать потерянные документы. Но согласитесь: то, что такие граждане находятся под присмотром, — хорошо для всех нас, это лучше, чем если бы они бродили по улицам.

А пока медики просят поднять ещё одну тему: отсутствие вытрезвителей. Граждан в подпитии нередко приводят в приёмные покои больниц, где они в тепле отсыпаются, а потом своими ногами идут домой. Было бы куда идти…

Comments are closed.

« »