MENU

«Несмотря на то, что каждый день решаю насущные проблемы читателей, поэзию не забываю, а Пушкин — моё всё».
Фото Елены Никитиной «Несмотря на то, что каждый день решаю насущные проблемы читателей, поэзию не забываю, а Пушкин — моё всё». Фото Елены Никитиной

07.04.2015 • Общество

Когда деревья были большими

Утро. Бывает, мы только-только стягиваемся в редакцию, а у кабинета А.А. Даниловой уже посетитель, иногда не один. В том, что обратная связь — крепкий конёк нашей газеты, большая заслуга именно заведующей отделом писем.

Журналист Анна Данилова 40 лет работает в «Северном рабочем»

Со школьной скамьи
— Как вы пришли в журналистику? — спрашиваю Анну Арсеньевну.
— Ещё будучи школьницей, благодаря любви к творчеству А.С. Пушкина начала писать стихи. Уж очень меня вдохновляла природа родных мест Тверской области. Как-то отправила стихи в районную газету. К моему удивлению, их опубликовали. Тогда впервые почувствовала магию печатного слова. Потом мои стихи не раз печатались в разных газетах.
«В журналисты» пошла сразу после окончания школы — литсотрудником в ту же «районку». Писала обо всём: о событиях в школах, культурных мероприятиях, трудовых успехах. Свои громкие заголовки тех лет помню и сейчас: «Там, где труднее» или «Если тебе комсомолец имя…»
Через год я уехала в Узбекистан, куда позвал брат. Поступила работать машинисткой в воинскую часть, одновременно училась в Ташкентском госуниверситете на факультете журналистики. Когда получила диплом, судьба забросила с юга на Крайний Север — в Мурманскую область. Там в посёлке Гремиха попробовала себя в роли тележурналиста на местной студии. Но её закрыли, и я оказалась в Северодвинске.
— И чуть ли не в первый день пребывания в нашем городе купили «Северный рабочий».
— Именно так, и сразу отметила: до чего же это была интересная и непохожая на остальные газета! В те годы часто писали штампами, но «СР» был на удивление прост, задушевен, с чувством юмора. Особенно понравилась рубрика «Служба настроения». И надо же такому случиться, что потом стала вести именно эту рубрику, впоследствии плавно преобразовавшуюся в «В защиту потребителя». Редактор В.П. Соснин сразу взял меня в штат на освободившееся место. И начался новый этап моей жизни, который я назвала бы «Когда деревья были большими». Мне посчастливилось идти рядом с такими масштабными личностями, как Герман Барболин, который очень тонко чувствовал слово, и который путём самообразования прошёл путь от простого рабочего до ведущего журналиста.
Своим наставником считаю Инну Крылову, мастера сюжета. Я поступила к ней в отдел писем и училась её манере общения с читателями. А какими профессионалами были Валентин Клевцов, Борис Линшиц, Юрий Шуков, Александр Мишарин (Егор Пятницкий) со своими искромётными фельетонами, Анна Сьянова, Раиса Евглевская — талантливый аналитик и лидер. Ну и конечно, очень уважаю Василия Петровича Соснина: мудрый руководитель, опытный газетчик и просто замечательный человек, вызывающий доверие.
Когда меня перевели в промышленный отдел, моей романтичной душе было нелегко переваривать технические термины. Но я была отчаянной. Помню, перед Днём города надо было написать зарисовку о крановщице Валентине Спиридоновой. А строилось тогда 9-этажное общежитие на улице Пионерской. И вот она поднимается на кран, а я в туфельках на небольшом каблучке, из спецодежды — только каска, ступаю за ней, держась за поручни. Ветер свистит в ушах, а я совсем не чувствую страха от высоты. В результате появилась в газете зарисовка «Высота». Как говорил потом Василий Петрович, её отметил корреспондент «Советской России», побывавший в нашем городе.

В чём роль газеты?
— Сейчас за внимание читателя борются и газеты, и ТВ, и интернет, да, по сути, каждый может быть журналистом, сообщая новости на своей страничке в соцсетях или блоге. Роль и действенность городской газеты, на ваш взгляд, поменялись?
— В советское время считалось, что журналист должен донести до читателя мнение власти, ибо газета была органом горкома партии и исполкома. Конечно, мы сообщали о принятых решениях, но любое СМИ призвано было формировать общественное мнение, воспитывать читателя. Если выходила критическая заметка — тут же отзывались руководители предприятий и организаций, сообщали о принятых мерах. Постоянно выходили рубрики «После критики», «Газета выступила — что сделано», «Под контролем «СР».
Сейчас, наоборот, как мне кажется, мы должны доносить мнение читателя до властей. Для этого и существуют рубрики «Письма и мнения», «Стучусь к властям». Жаль только, что стучаться порой приходится долго. Все госструктуры окружили себя преградами в виде пресс-служб. Если раньше можно было получить информацию у любого специалиста мэрии или другой организации, то сейчас нужно оформлять официальный запрос на имя руководителя и ответа ждать порой месяц, а то и больше. Да, рубрику «Вопрос—ответ» вести стало сложнее…
Хочу к месту припомнить такой эпизод. В начале 90-х в город прибыла первая гуманитарная помощь из США. Чтобы выяснить подробности, я запросто позвонила избранному мэру города Валерию Лыскову. И он дал информацию из первых уст. Это было время перестройки, когда все вдруг стали чувствовать себя демократичными, свободными.

Народная повесть проблем
— Но настроения читателей в 90-е годы наверняка были не радужными?
— Да, проблемных писем шло очень много, в том числе из окрестностей — из Рикасихи, Нёноксы. Люди жаловались на плохие жилищные условия, на невыплаты зарплаты, да просто на то, что детей кормить нечем. Сейчас, казалось бы, жизнь стала легче, но поток читательских обращений не иссякает. Стараюсь не только выслушать человека, но и подсказать, как дальше действовать, если после публикации не будет никакой реакции от тех, кто должен решить проблему.
— Ведёте статистику писем в редакцию?
— Этим занимается секретарь. И я каждый год подвожу итоги. Ещё лет пять-шесть назад нормой считалось 800 и более обращений в год. Но вот за 2014-й мы получили всего 423, только по почте, не считая электронных. Я принимаю короткие высказывания по тому или иному поводу, острые сигналы и по телефону, и при личном посещении. Их набирается около 250—300 в год. Все звонки фиксирую в специальных тетрадях.
— Читатели оценили народную повесть «Папа силён в математике», в которой вы использовали их письма.
— Да, это была народная повесть об общедомовых нуждах. Люди возмущались выставленными им счетами, делились предложениями. Вот я и придумала форму, чтобы у всех была возможность высказаться. Теперь массовые обращения идут о сборах за капитальный ремонт домов. Как бы не пришлось писать ещё одну повесть…
Я всегда стою на стороне читателя. Людям важно даже то, что их мнению уделили внимание, которого им так не хватает. В учреждениях и компаниях сегодня не очень-то жалуют посетителей. В общем, отдел писем — это своего рода отдел социальных проблем, барометр настроения людей города. И можно только радоваться, что газете по-прежнему верят!
— Анна Арсеньевна, за годы работы вы, наверное, назубок изучили город и его проблемы. Какие темы больше всего вам запомнились?
— Сложно сказать. Я живу тем материалом, который пишу сегодня и сейчас. Для меня все темы хороши, если они актуальны. Но больше нравится писать о людях. Чтобы хорошо нарисовать портрет человека, я должна в него влюбиться. Как мне кажется, я не пожалела души для серии зарисовок «Столетние». Долгожители разные, и хоть они немногословны в этом возрасте, у меня получилось разгадать каждый характер. Мне полюбилось вести страницу «Возраст мудрости». Пожилые граждане радуются, смеются, грустят, хотят общаться, при этом у них богаче опыт, и они интересны тем, что ценности у них другие.
Опасности потребительской страницы
— Рубрика «В защиту потребителя» — ваша фирменная. Вы согласны с тем, что в наши дни конфликт может обойтись дорого?
— Да, бывали случаи, когда после публикации жалобы на продукцию компании её руководитель полностью снимал всю рекламу из газеты. Хотя в западных странах критика и реклама никак не взаимосвязаны. Поэтому сейчас стараюсь не упоминать названия магазинов и фирм. Хотя три раза после выступления в потребительской странице мне пришлось бывать в судах в качестве ответчика. И всегда выигрывала, доказывая свою правоту. Убеждена, журналист работает ради того, чтобы наша жизнь поменялась к лучшему, стала более понятной людям, прозрачной.
— Помимо проблемных рубрик вас знают по лиричным зарисовкам. Что вдохновляет вас?
— Я так устроена, что мне необходимо писать что-то для души: зарисовки о природе, новеллы или «Печки-лавочки». Под влиянием летнего отдыха в родной деревне увлеклась воспоминаниями о деревенском детстве, так родилась повесть с аналогичным названием. Эти публикации в течение нескольких лет выходили на страницах газеты. У Н.Н. Кочурова была идея собрать всё это в единый сборник, но сейчас это дело очень затратное. Кстати, хочу отметить, что на время редакторства Николая Николаевича пришлись самые сложные времена. Новая форма собственности, организация своей службы доставки, познание свободы слова. Это был очень сильный духом человек, умеющий держать удар, верный своим принципам. Газете его очень не хватает.
— Расскажите о своей семье.
— Муж умер несколько лет назад. Сыну Всеволоду 31 год, по профессии он моряк дальнего плавания. С выходом на заслуженный отдых, думаю, времени на дом и семью станет больше. А пока читатели тоже своего рода семья. Они меня часто балуют. То клумбу вскопают и посадят цветы «для Ани», то предложат покрасить моё редакционное окно. А один человек нынешней зимой пригласил кататься на лыжах в бору. Такие движения человеческой души невозможно не оценить. Я даже задумала сделать рубрику «Прогулка с читателем», да вот часто падаю, бегая на лыжах.
…Читатели ценят быстрое и лёгкое перо Анны Арсеньевны, потому что она любит тех, о ком пишет. Она говорит: «С холодным сердцем в журналистике делать нечего».

Comments are closed.

« »