MENU
Валентина Александровна (вторая слева) в 1949 году. Слева от неё наставница 
Клавдия Мелентьева, справа — бригадир Валентина Козицына.
Фото из архива В.А. Разумовой Валентина Александровна (вторая слева) в 1949 году. Слева от неё наставница Клавдия Мелентьева, справа — бригадир Валентина Козицына. Фото из архива В.А. Разумовой

22.03.2015 • Общество

«Дроля – северный моряк»

До того, как решила писать об этой замечательной бабушке, хотела я побольше узнать о дедушке. Увидела в интернете фотографию военных лет: флотский оркестр, один из гитаристов — молоденький матрос Коля Разумов, уроженец Ивановской области.

Частушки В.А. Разумовой как учебник нашей истории

Внучка Николая Михайловича Разумова (1925—2002) Елена Сынкова показала оригинал фотографии. Хорошо, что в те времена было принято подписывать снимки на обороте. Читаем: «Наша весёлая компания самодеятельности. Соломбала, 1942 год». Время тяжёлое. А лица такие светлые…

Правнук Арсений с гордостью примеряет бескозырку Николая Михайловича Разумова. 2015 год. Фото из архива В.А. Разумовой

Правнук Арсений с гордостью примеряет бескозырку Николая Михайловича Разумова. 2015 год.
Фото из архива В.А. Разумовой

Николай Разумов в 1942-м был призван на флот, после учебного отряда направлен в Мурманскую область. Судно, на котором он служил, входило в состав эскортов сопровождения караванов союзников. Одной из его задач было создание дымовых завес для того, чтобы затруднить охоту вражеских самолётов и кораблей за арктическими конвоями. В военном билете написано: «Участие на фронтах Великой Отечественной войны с 3.08.43 по 9.05.45 в должности химиста». После войны судно стояло в Молотовске. Где и повстречал Николай будущую жену.
Елена Сынкова о своей бабушке сказала:
— Какая она оптимистка! Она маяк, на который мы все равняемся. Наша бабушка — труженица тыла. А ещё частушечница замечательная и на балалайке играет.
И вот я в гостях у Валентины Александровны Разумовой. 18 марта ей исполнилось 88 лет, но события военной и послевоенной юности она помнит хорошо и очень интересно о них рассказывает.
Первым делом я прошу посмотреть трудовую книжку. Вот она, историческая запись: «28 августа 1943 года принята слесарем в цех 8 завода № 402». А до этого с 5 мая по 23 августа училась в ФЗО № 7.
Спрашиваю:
— Так вы одна из тех подростков, которые как могли приближали Победу — делали детали для боеприпасов и военных кораблей?
— Да, — подтверждает Валентина Александровна. — По деревням собрали нас, девок да мальчишек, кто постарше; повестки вручили — призвали на производство. Как я не хотела ехать! А председатель сказала: «Не плачь, девка, может, ты через этот завод в люди выйдешь»… В Молотовске нас поселили в общежитие на Индустриальной улице. Назавтра пришли мастера нас разбирать: у кого семь классов — в токари, а у кого четыре — в слесари. Учили три с половиной месяца, всё на практике: мы ходили в завод, там нам показывали, что и как делать. Цех выпускал детали для кораблей: кошки, буи, светознаки, «задрайки» (устройства для задраивания дверей и люков), замки, ячейки для боеприпасов, «вертлюга» (вентили), другие детали. Токари вытачивали, мужики клепали, а мы, девчонки, шлифовали и убирали заусенцы, вырезали и сверлили отверстия, где надо, подгоняли, собирали.
— Сколько длилась смена?
— Восемь часов. Но часто работали сверхурочно. Нас кашей заманивали: кто остаётся после смены на два часа, того кормили кашей. Всё надо было работать, страна требует. А ещё бывало, нас посылали вагоны с углем разгружать.
Надо сказать, трудовая жизнь Валентины началась задолго до приезда в Молотовск. В родной деревне Метлино под Сольвычегодском она помогала на ферме маме-доярке; в колхозе и капусту рубила, и навоз возила, и зерно лопатила, и сухари для фронта сушила да затаривала. На лесозаготовках сучки рубила и стволы корила (счищала кору со стволов). Ещё на сенокос ездили. И кроме того Валя помогала по дому и нянчилась с младшими детьми.
— Валентина Александровна, говорят, в Молотовске во время войны люди жили очень голодно.
— Да, некоторые ребята на помойке собирали очистки. Нам-то 700 граммов хлеба в день давали. В столовой три раза в день кормили. Хоть сайку, да дадут. Иногда котлет накрутят из колючки. Не из корюшки, а из колючки — это рыба мелкая, невкусная. Да и заработок давали. Мы с девчонками купим картошки и на горне испечём. По картошине делим на всех.
— Тяжело работать в цехе по восемь часов в 17 лет?
— Тяжело. До чего доработаем — падали.
— Как встретили Победу?
— Мы в общежитии были. В пять утра прибегает начальник цеха: «Девчата, война кончилась!» Мы вскочили, давай радоваться, обниматься, на кроватях прыгать. А он приговаривает: «Ну теперь вам будет полегче». В честь победы нам выдали по талонам по баночке американских бекона, фасоли и по пол-литра вина. Тогда я первый раз вино попробовала.
С будущим мужем Валентина познакомилась в 1947 году. Один из морячков увидел, как она играет на балалайке, подошёл познакомиться. Стали встречаться. В 1949-м «записались». Не сразу, но получили комнату (жуткую — после пожара, дверей нет, туалет на улице), потом две комнаты, а со временем и трёхкомнатную квартиру.
Николай Разумов в 1950-м пришёл работать слесарем в тот же цех, где трудилась молодая жена. 34 года она отдала 8-му цеху (на пенсию вышла в 1977-м) . А муж учился, окончил техникум, стал бригадиром, мастером, инженером-технологом. Ушёл на пенсию в 1989-м.
Вырастили Разумовы троих детей. А сейчас у Валентины Александровны шесть внучек («все девчонки учёные: педагог, юрист, экономист, инженер-строитель, два менеджера») и семь правнуков.
О муже Валентина Александровна говорит с уважением:
— Муж у меня хороший был. Прожили вместе 53 года душа в душу. Я небитая. Он меня берёг. Мне до сих пор говорят: «А мы тебя помним! Вы с мужем всё под ручку гулять ходили». Если поговорить серьёзно надо — чтоб дети не слышали, уведёт на кухню, отчитает. Потом скажет: «Да хватит тебе сердиться-то». А я уже и улыбаюсь.
Елена комментирует:
— Так народная мудрость и говорит: «Учи жену без детей, а детей — без людей». —И добавляет: — Бабушка и дедушка не учились в музыкальных школах, но хорошо пели. Дедушку я помню с гармошкой; знаю, что он научил сына Юрия играть на гитаре. Бабушка у нас прошла по жизни с балалайкой и песнями-частушками-прибаутками. И я уже за собой замечаю: делаю что-нибудь — и всё с бабушкиной частушкой. Например, обуваю ребёнка и напеваю:

Ботиночки мои,
Каблучок набочок.
Я такого полюбила —
Ну ей-богу, дурачок.
Это смешная частушка. Но есть и другие: патриотические и политические, «за жизнь» и про любовь. Если расставить их в определённом порядке, получается почти что пособие по истории.
ФЗО — большая школа
Четырёхугольная.
Когда выйду я из школы,
Буду птичка вольная.
***
На войне у нас герои
И герои у станка.
Силы мы свои утроим,
Чтоб быстрей добить врага.
***
Задушевная подруга,
Дроля — северный моряк.
Позабыть такого парня
Не получится никак.
***
Гармонист такой хороший,
Редко с ним встречаемся.
Заиграет, запоёт —
Крапива закачается.
***
Ох, сирень, сирень, сирень,
Сиреневая веточка.
Довела меня до свадьбы
Серенькая кепочка.
…Валентина Александровна, вспоминая своего Николая, высказала важную мысль:
— Мне подружки завидовали: «Что это у тебя всё так хорошо?» А мы с Колей просто никогда и никому друг на друга не жаловались.
И ещё один урок нам всем — то, что в холодном и голодном военном Молотовске молоденькие девчонки, падая от усталости, ни на мгновение не переставали верить в Победу:
Боевое наше знамя
Пронесём со славою.
И победе быть за нами,
Наше дело правое!

Comments are closed.

« »