MENU
Артистов  швейцарского  коллектива  DA MOTUS!  мы  прозвали  «зелёными человечками».
Фото Галины Чарупы Артистов швейцарского коллектива DA MOTUS! мы прозвали «зелёными человечками». Фото Галины Чарупы

13.02.2015 • Культура

Спектакль, коктейль, метель

Уже стало традицией называть фестиваль «Баренц Спектакль», который проводится в Киркенесе (Норвегия), культурно-политическим коктейлем. Его ингредиенты: современное искусство, театр, литература, музыка, семинары и дискуссии по проблемам Баренцева региона и Крайнего Севера. Первое посещение «Баренц Спектакля» в 2009-м произвело на меня огромное впечатление. Поэтому приглашение на фестиваль этого года я встретила криком «ура!», на который сбежались коллеги из соседних кабинетов

Зритель озадачен? Вот и прекрасно! Пусть думает…

Перейти границы
Проведя в Киркенесе десять грандиозных фестивалей с интервалом в год, организаторы — кураторская группа «Девушки на мосту» (Pikene pa Broen) — взяли тайм-аут. Одиннадцатый «Баренц Спектакль» состоялся после двухлетнего перерыва на прошлой неделе (4—8 февраля).
Прежний арт-директор Люба Кузовникова (наша землячка, северодвинка) уехала на учёбу в Москву. Новый арт-директор Андреас Хоффман говорит:
— Фестивальный слоган этого года — Arctic Take Away («Арктика на вынос». — Г.Ч.). Мы сейчас хотим получать побольше и побыстрее, не беспокоясь о содержании. Так же используются ресурсы Арктики: человек берёт, но ничего не отдаёт взамен.
Напомним, что Киркенес расположен всего в 10 км от российской границы. Изюминка фестиваля — идея перехода границ в нескольких смыслах: политическом, экономическом, совместной охраны климата, окружающей среды. Вопрос о границах имеет отношение и к творчеству.
— Для меня интереснее видеть в искусстве не мэйнстрим, а то, что ломает ваше сознание, заставляет думать в непривычном направлении, — объяснил Андреас.
Воплощением нового смысла, привезённого в Киркенес, арт-директор назвал перфоманс «Шринк» (перфоманс — форма современного искусства, в которой произведение составляют действия художника или группы в определённом месте и в определённое время), с участием артистов из России, Норвегии, Швеции. Двое находятся внутри огромных целлофановых пакетов (из них постепенно откачивается воздух) и зависят от тех, кто находится снаружи и подаёт кислород. Потом они меняются местами, и ответственность переходит к другой стороне.
— Это может быть символом того, как мы работаем, — считает Андреас. — Основная идея – сделать так, чтобы художники по обе стороны границы взаимодействовали, развивали совместные проекты.
Традиция «Баренц Спектакля» — двойные концерты (одно отделение отдано звезде из России, второе — из Норвегии), многочисленные выставки и перфомансы. Обязательно уделяется внимание культуре коренного населения — саамов.

Танцовщик  из  Мурманска Слава говорит, что плёнка не на шутку сдавливает тело.  Фото Галины Чарупы

Танцовщик из Мурманска Слава говорит, что плёнка не на шутку сдавливает тело.
Фото Галины Чарупы

Видео в холодильнике
Большая часть происходящего на фестивале показалась мне продолжением темы, начатой на страницах «СР» 31 января в материале «Есть у нас авангардисты»: «Художник стремится к тому, чтобы зритель… задумался, что имел в виду автор произведения».
Вот и Андреас говорит:
— Может быть, вы не всё сразу поймёте, но через неделю, месяц подумаете: «Хорошо бы ещё раз посмотреть, теперь, осмыслив, я пойму это по-другому». На «Баренц Спектакле» мы представляем те виды искусства, которые заставляют активизироваться и лучше работать мозг зрителя.
Концерты (даже тот, где выступали рэперы: молодой норвежец Ларс Ваулар и российская звезда жанра Noise MC) мне показались на диво понятными на фоне большинства выставок и перфомансов.
Перфомансы были самые разные. Шоу на открытии фестиваля — «диалог» человека и экскаватора. Упомянутый «Шринк». «Зелёные человечки», взаимодействующие на улице с прохожими, арт-объектами, стенами, фонарями. Рассказ о возрождённом традиционном кисломолочном продукте роммеколле. Стихи, посвящённые саамам, на фоне электронной музыки и видео из цветных кругов.
Один перфоманс никак не поддаётся моему пониманию. Юха Валкеапяа из Финляндии рассказывает о людях, которые были либо казнены, либо сами стали убийцами, палачами. Он подробно повествует о видах казней, а потом предлагает зрителям (это подростки, ибо перфоманс проходит в местной школе) поучаствовать в разрывании тряпочного «тела» на части, побивании камнями и т.д.
Оказавшись в кафе рядом с автором-исполнителем перфоманса, мы пристали с вопросами:
— В чём смысл действа?
— Люди не задумываются, что стоит за словами «колесовать», «отрубить голову», «побить камнями», а я им об этом рассказываю.
— Вы просто сообщаете подробности или всё-таки утверждаете ценность человеческой жизни?
— Я стараюсь придерживаться нейтральной интонации. Пусть каждый из зрителей сделает свой собственный вывод.
Не понимаю! Зрители-то — школьники!
А вот зал видеоарта. Мониторы спрятаны… в холодильниках. Открываешь дверцу, надеваешь наушники — и погружаешься в концептуальный видеомир. Не всё понятно. Но это как раз тот случай, когда понимание приходит после размышлений. А вот танец с экскаватором и люди в целлофане впечатлили сразу.
Перфоманс «Радио Баренц» происходил на семинаре по визуальным искусствам. Полтора десятка людей около получаса ходили по залу с большими и маленькими радиоприёмниками. На фоне эфирных шумов по очереди звучали далёкие голоса из разных стран. И у этого действа есть некий большой смысл…
В семинаре «Самоцензура как инструмент творчества» участвовали северодвинские художницы Екатерина Ярунова и Алёна Севастьянова.
— Я впервые на подобном семинаре, и мне очень интересно. Видение у людей другое, — поделилась впечатлениями Екатерина. — В России свобода художника ограничена экономическими факторами, и наблюдается столкновение традиционного искусства и чего-то нового. Но вот мы приезжаем в Норвегию, и здесь выражение себя самыми разными способами — норма, здесь чаще утверждают, что классическая живопись отжила своё. Но нет ничего плохого в том, что мы такие разные. Пусть всё будет индивидуально, но со «знаком качества» и философским отношением к жизни.

О фестиваледелании
Среди волонтёров тоже были северодвинцы: организаторы фестиваля «Тайбола» Илья Кузубов, Александр Менухов и художница Ульяна Тюпышева.
Ульяна встречала посетителей в видеосалоне (том самом, где холодильники). Илье и Саше пришлось не только монтировать выставки, но и поработать мускулами: разгружать и загружать звуковое и световое оборудование, перевозимое с одного места на другое.
— Самое главное на фестивале — общение, — рассказал Саша. – Норвегия в последние годы стала «аккумулирующей» страной. Самые интересные люди, с которыми мне довелось общаться, как правило, не норвежцы, но живут и работают здесь. Да и почти все волонтёры из России – люди творческие.
В Мурманске и Киркенесе ребята провели презентацию «Тайболы». Перед поездкой Илья говорил, что хотел бы поучиться «фестиваледеланию». Надеюсь, это ему удалось.

В 2009 году девушки из группы «Катценъяммер» были восхо-   дящими звёздочками Норвегии, а теперь их гастроли по Европе расписаны на месяцы вперёд. Фото Галины Чарупы

В 2009 году девушки из группы «Катценъяммер» были восхо- дящими звёздочками Норвегии, а теперь их гастроли по Европе расписаны на месяцы вперёд.
Фото Галины Чарупы

Поделюсь цифрами, которые сообщил Андреас Хоффман. По его словам, международный фестиваль такого масштаба обходится дорого: около 6 млн норвежских крон (более 500 тыс. евро). Чтобы провести «Баренц Спектакль-2015», заблаговременно послали около 50 заявок на гранты министерств иностранных дел и культуры Норвегии, различных фондов. Есть и спонсорская поддержка, но не такая уж значительная.
В этом году на фестивале работали 150 артистов и художников, 50 волонтёров, 80 журналистов.

Comments are closed.

« »