MENU

Фото из архива НИПТБ «Онега» Фото из архива НИПТБ «Онега»

23.12.2014 • Судостроение

Где рождаются технологии

В эти дни отмечает своё 40-летие НИПТБ «Онега». Точно сказать, какая дата является днём рождения организации, сложно. Министр судостроительной промышленности Б.Е. Бутома подписал приказ о создании научно-исследовательского проектно-технологического бюро «Онега»
8 декабря 1974 года, а работу оно начало 1 января 1975-го. Так или иначе, а предновогодние дни для «Онеги» — юбилейные. И это хороший повод для встречи с генеральным директором НИПТБ «Онега» кандидатом технических наук Константином КУЛИКОВЫМ.

Работа НИПТБ «Онега» востребована от Балтики до Тихого океана

В чём сила, брат?
— Константин Николаевич, для решения каких задач создано НИПТБ «Онега»?
— Стоимость ремонта первых атомных подводных кораблей доходила почти до стоимости новой лодки (как минимум 70%). Была поставлена задача разработать и освоить технологию промышленного ремонта АПЛ, достигнув показателя 30% от стоимости новой лодки, и уложиться в 18 месяцев (для ремонта стратегического ракетоносца). АПЛ выпускались большими сериями; необходимо было имевшимися силами обеспечить их ремонт и возвращение на боевую службу. Второй функцией «Онеги» стало выполнение проработок на технологичность новых проектов подводных лодок. И следующие за первым поколения АПЛ уже создавались с учётом продления дальнейшего жизненного цикла кораблей.
НИПТБ «Онега» было создано на базе Специального конструкторско-технологического бюро «Звёздочки». Оптимизация технологических решений не ограничивалась «Звёздочкой», а была востребована также на заводе «Звезда» в городе Большой Камень Приморского края и создаваемом тогда заводе «Нерпа» в Мурманской области. Сегодня в списке наших заказчиков предприятия и организации от Калининграда до Вилючинска на Камчатке.
— Между подразделениями НИПТБ в Северодвинске и Большом Камне более 9 тыс. км. Не приводит ли это к проблемам с обменом информацией, необходимости частых дорогостоящих командировок?
— Именно для того, чтоб таких проблем не было, и появился в 1976 году филиал «Онеги» на Дальнем Востоке. Сейчас у нас есть защищённый выделенный канал связи и система электронного документооборота, через которые в режиме реального времени идёт обмен информацией между «Онегой», нашим Дальневосточным филиалом, заводами в Большом Камне и Вилючинске. В командировки мы летаем, но гораздо реже, чем в советское время. Совсем их избежать невозможно — работать на заводе надо практически, а не теоретически. Знаете, в чём сила НИПТБ «Онега»?
— В чём?
— Это бюро, которое находится на заводе! Все 40 лет НИПТБ «Онега» работает в одном строю с заводами и флотом. Все наши специалисты не просто что-то пишут в кабинете, а постоянно бывают на заказах и решают конкретные технические проблемы вместе с заводскими инженерными службами, проектантами кораблей, разработчиками комплектующего оборудования, поставщиками.

Грузовики документов
— Когда Северодвинск претендовал на статус наукограда, в качестве аргумента выдвигалось наличие в городе НИПТБ «Онега».
— И в нашем городе, и в ОСК мы единственная научно-исследовательская организация. Но, конечно, занимаемся наукой не теоретической, а прикладной. Если в судоремонте, завершении жизненного цикла кораблей с ядерной энергетической установкой, обращении с радиоактивными отходами возникает проблема, которую необходимо исследовать и найти решение, мы этим и занимаемся. Если реализовать это решение предстоит нам, выполняем проектно-конструкторские работы. Их результат — либо технология, либо изделие (опытный образец), либо то и другое. Можем, если требуется, разрабатывать и проектную документацию на объекты инфраструктуры. НИПТБ «Онега» — организация разносторонняя, имеет семь направлений деятельности.
— Сколько процентов от стоимости ремонта корабля составляет ваша работа?
— В советское время была установлена граница: 10% от стоимости ремонта — это техническая документация. Сейчас меньше.
— Каков же объём документации на ремонт одной современной АПЛ?
— Около 300 тысяч листов. Можно сказать, целый грузовик документов.

Главные проекты
— Назовите самые весомые проекты, выполненные за последние пять лет.
— Очень важно сейчас для нас освоение ремонта АПЛ третьего поколения. Есть объективные и субъективные проблемы, с которыми мы обязаны справиться.
Очень успешен жизненный цикл и высока эффективность систем подводных крейсеров проекта 667 БДРМ. Слава Богу, что в своё время Минобороны и руководство Роскосмоса отстояли эти корабли перед лицом возможной утилизации. Считаю, что именно они дали возможность президенту с металлом в голосе отстаивать интересы нашей страны.
Да, стратегическая морская составляющая очень дорого стоит. Но она — единственная, которую чрезвычайно трудно уничтожить, и потому является веским внешнеполитическим аргументом. Замечательно, что сейчас встали на поток и вводятся в строй корабли проекта «Борей». Но именно «бэдээрэмы» дали необходимую нашей стране передышку в жуткое лихолетье. Кстати, эти корабли и сейчас успешно используются.

Красивая идея
— Какие ваши работы отмечены весомыми наградами?
— Несколько наших работ отмечены областной Ломоносов-ской премией. В частности, создание специализированного комплекса по обращению с радиоактивными отходами на «Звёздочке», мероприятия по нормализации радиационной обстановки в блоке сухого хранения ОЯТ в губе Андреева. Кстати, это очень интересная работа. Можно сказать, нам удалось найти решение нерешаемой проблемы.
— Расскажите об этом.
— В губе Андреева на Кольском полуострове отработавшее ядерное топливо хранилось в бассейнах (закрытые бетонные резервуары с водой, в которой стоят цилиндрические элементы с топливом). Но началась утечка охладителя, и топливо было перемещено в сухие ёмкости — хранилища, в аварийном режиме построенные из стальных труб и железобетона. Там топливные стержни хранились более 30 лет, после чего встал вопрос об извлечении и вывозе топлива. Для этого надо создать определённую инфраструктуру, установить оборудование. А выполнить данные работы невозможно из-за серьёзных уровней гамма-излучения, особенно на одной из ёмкостей. Какую придумать защиту, чтобы нормализовать радиационные условия и не создать проблем для дальнейшего извлечения топлива? «Онега» предложила сегментную защиту из стальных листов с неочевидной геометрией. И наши специалисты придумали, как это установить в горизонте, не «светя» людей.
— Решили накрыть резервуар конструкцией из стальных листов, которые можно будет по очереди открывать и закрывать?
— Именно так. Кроме того, была придумана технология, как эти листы ровно установить на ячейках, имеющих разную высоту. В итоге нормальные радиационные условия созданы, и сейчас там ведётся строительство объекта, с помощью которого будет выполняться вывоз ОЯТ. Мы в своём бюро придумали, как решить техническую проблему, «Звёздочка» изготовила конструкцию, и эксплуатирующая организация (СевРАО) установила её в губе Андреева. К сожалению, эта красивая инженерная идея не получила признания в конкурсе на премию правительства России. Но Ломоносовскую премию мы за неё получили.
— Некоторые разработки «Онеги» прошлых лет положены «на полку». Это неизбежно, что часть проектов не внедряется?
— Неизбежно. Но разработок, которые бы не использовались совсем, мало. Возможно, некоторые целиком не применялись, но используются их элементы. В советское время считалось нормальным, что на полке оставалось около половины всех проектов. Сейчас процент того, что не внедряется, гораздо меньше.

Кадры решают всё
— Сколько человек у вас трудится?
— У нас 350 человек; в Дальневосточном филиале более 30. Костяк коллектива — инженеры-технологи и инженеры-конструкторы. В основном те, кто здесь работает, — выпускники Севмашвтуза. Я тоже его окончил (в 1995 году). А сейчас читаю курс «Основы экологической безопасности судовых энергетических установок».
— Большой объём гособоронзаказа до 2020 года отражается на работе НИПТБ «Онега»?
— Конечно. И в связи с этим есть потребность в инженерах. Правда, пока у нас проблема с площадями. Но скоро у «Онеги» появится ещё одно здание, куда мы сможем перевести часть сотрудников.
— Как вы «выращиваете» из молодых специалистов инженеров экстракласса?
— Даём работу. Молодой специалист выполняет задание, и, если он хорошо себя показывает, отдел выдвигает его на аттестацию на 3-ю категорию. Чтобы защититься на 2-ю категорию, нужно иметь самостоятельно разработанные проекты, внедрённые на производстве, и публикации. Инженер 1-й категории — это высококвалифицированный специалист, который разрабатывает особо сложные документы. Ведущий инженер занимается тем же и ещё ведёт договорную работу с заказчиками. Начальники отделов у нас уникальные люди: нет такого, кто бы не делал сам разработки, и плюс все они ведут договоры с заказчиками, то есть работают как менеджеры.
— Могут ли успешно работать в такой организации, как «Онега», инженеры старой закалки?
— Могут и отлично работают. К примеру, бывший зам гендиректора «Звёздочки» Александр Артемьевич Дунаев, уникальный человек и специалист. Сейчас он зам главного инженера НИПТБ «Онега» по проектам капитального строительства. Есть у нас человек 30 опытных специалистов, которые ушли на пенсию, но зимой приходят и работают. Их интересует не столько зарплата, сколько возможность заниматься делом, которое они знают и любят.

Иванов, Никитин, Ледин
— Расскажите о ваших предшественниках — руководителях бюро.
— Это замечательные люди: Юрий Константинович Иванов и Владимир Семёнович Никитин. Ю.К. Иванов окончил Томский политех, а это великолепная школа. Блестящий специалист, руководивший НИПТБ «Онега» с момента основания. В.С. Никитин стал директором НИПТБ в трудное время — в 1998 году. На этот период выпала очень сложная работа по утилизации и разработке соответствующих технологий. В.С. Никитин внёс огромный вклад в развитие организации. При нём мы переехали с южных Ягр на территорию «Звёздочки». У нас он стал доктором технических наук (защитился по темам НИПТБ «Онега»), лауреатом премии правительства России и Государственной премии.
Не могу не назвать и Михаила Тимофеевича Ледина, руководителя Дальневосточного филиала «Онеги». Это ещё один уникальный специалист и человек.
— Говорят, в «Онеге» когда-то работал наш губернатор Игорь Анатольевич Орлов?
— Да, он был начальником отдела вооружения.

Не стоять на месте
— Предстоит ли освоение новых программ, направлений?
— Безусловно, на месте мы не стоим, стремимся осваивать и внедрять что-то новое. Конечно, будущее — это цифровые технологии. Вкупе с оптическими технологиями это мощное снижение трудоёмкости монтажа.
— Как будете отмечать 40-летие «Онеги»: сдачей важного заказа, выпуском книги об истории организации?
— И то, и другое. Только что на «Звёздочке» сдан важный заказ — возвращённый в строй после ремонта подводный крейсер «Екатеринбург». Творческая работа наших инженеров проявилась на этом заказе в полной мере.
— Ваши пожелания коллективу «Онеги» и всем северодвинцам в преддверии Нового года?
— Думать. Мыслить, анализировать, сравнивать, подвергать сомнению. Меньше сидеть в социальных сетях, а больше читать, общаться. И всем — здоровья!
Беседовала Галина ЧАРУПА

Comments are closed.

« »