MENU
Зинаида Меркурьева.1953 год.
Фото из архива З. Меркурьевой Зинаида Меркурьева.1953 год. Фото из архива З. Меркурьевой

29.10.2014 • Общество

С комсомольским значком на груди

Уверена: сегодня вместе со мной многие с трепетом вспомнят свою комсомольскую юность, а кто-то в память о прошлом приколет на грудь сохранившийся маленький красный значок ВЛКСМ. Не вычеркнуть из биографии нескольких поколений школу комсомола. В ней проходило становление личности, мы получали мощный заряд энергии, деятельности, обретали активную жизненную позицию, учились дружбе, взаимопомощи, пониманию. И не было в истории человечества аналога организации, которая бы так объединяла и сплачивала молодёжь

СЕГОДНЯ 96 ЛЕТ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ВЛКСМ: мы строили счастье своими руками

Это состояние души
Если бы меня спросили, что такое комсомол, ответила бы просто: состояние души. Члены ВЛКСМ всегда первыми отзывались на любое дело, которое несёт отдельному человеку и стране в целом пользу, были готовы на любые трудности, лишения, при этом полны оптимизма, романтики. Меня сразу же после вступления в члены ВЛКСМ избрали секретарём комсомольской организации нашего 7-го класса в селе Усть-Алексеево Вологодской области. Жили мы с мамой бедно, голодно, но я всё равно училась на пятёрки, была весёлой, неутомимой на выдумку. Только что окончилась война, матери потеряли сыновей, жёны — мужей. Мы взяли шефство над вдовами погибших фронтовиков, а также одинокими пожилыми людьми, нуждающимися в помощи. Постоянно навещали своих подопечных, чистили их дворы, пилили дрова, приносили воду, мыли полы. Кроме того, собирали людей на политинформацию, на спектакли, где ставили актуальные инсценировки и пьесы.
Это и предопределило моё будущее. После окончания средней школы меня избрали на комсомольской конференции секретарём райкома комсомола.

«Едем мы, друзья, в дальние края…»
В 1955 году для меня наступил новый, «северодвинский» период. Я секретарь горкома комсомола. За окном февраль. Прошло всего несколько дней после того, как прозвучало решение правительства об освоении целинных и залежных земель, а на моём столе уже более 500 заявлений от комсомольцев: «Прошу направить меня на целину». Надо было видеть и чувствовать тот душевный подъём, энтузиазм, с которым парни и девушки приходили в райком. Но от нашего города выбрали всего 20 комсомольцев-строителей. Зато как торжественно провожали их! Морозный воздух буквально разрывался от песни:
Мы пришли чуть свет
друг за другом вслед,
Нам вручил путёвки
комсомольский комитет.
Едем мы, друзья, в дальние края,
Станем новосёлами и ты, и я.
Не менее запоминающимся выдался 1957 год, когда руководством страны было принято решение о проведении в Москве Всемирного фестиваля молодёжи и студентов. Наш город охватила волна массового соревнования за право участия в форуме молодёжи. Повсеместно создавались комсомольско-молодёжные бригады, выпускались стенновки, боевые листки. Заявила о себе новая форма наглядной агитации «Комсомольский прожектор». Всё это помогло определить лучших из лучших, и на фестиваль были направлены 22 наших посланца. Они вернулись домой с новой песней на устах «Москва — Пекин».

Делегации Архангельской области и Норвегии на Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Москве. 1957 год. Фото из архива З. Меркурьевой

Делегации Архангельской области и Норвегии на Всемирном фестивале молодёжи и студентов в Москве. 1957 год.
Фото из архива З. Меркурьевой

Вместе с коммунистами
В те годы комсомольцы стремились воспитывать в себе характер, часто говорили о цели жизни, очень заметна была их тяга к общению со старшими товарищами (наверное, прежде всего потому, что большинство юношей и девушек остались после войны без отцов). На моего папу также пришла похоронка. Он был убит на Калининском фронте. Погибли его братья, братья моей мамы. Ни один из наших воевавших родственников не вернулся с Великой Отечественной… Нас очень хорошо понимали наши наставники-коммунисты. И шли молодёжи навстречу, во всём ей помогали. Такими запомнились мне и первые секретари: райкома партии в с. Усть-Алексееве Святослав Александрович Рыбин, который был ранен на фронте, северо-двинские — Викентий Тихонович Глухов, Македон Дмитриевич Утюжников, а также большинство руководителей, таких как Евгений Павлович Егоров, Василий Андреевич Бойчук. Они были кумирами молодёжи.
Ряды Ленинского Союза молодёжи росли год от года. Когда меня выбрали секретарём горкома комсомола в 1954 году, на учёте стояли четыре тысячи комсомольцев, а в 1962-м их было уже в три раза больше.
Моя память до сих пор хранит имена комсомольских лидеров, которые были одержимы идеей сделать нашу жизнь лучше, красивее. Это комсорг ЦК ВЛКСМ на Севмаше Михаил Иванов и его жена Лидия, секретари комсомольских организаций Валя и Олег Локотковы, Ольга Грознова, Александр Бурлов, Герта и Валентин Пышные, Леонид Чернышов, Валя и Юрий Старцевы, Анна и Николай Кузнецовы, Николай Кубышкин, Леонид Попов, Виктор Иванов, Вячеслав Попов, Евгений Медяник, Леонид Железняк, Евгений Васильев, Маша Смирнова, Дросида Калтышова, Вениамин Привалов, Рудольф Палкин, Виктор Кунков, Юрий Козин, Леонид Пастухов, Нина Файкова, Фёдор Максимов, Григорий Узкий, Джон Няньковер, Валя и Николай Коровины, Маша Морозова, Иван Постников, Леонид Малаховский, Алексей Иванов, Раиса Софьина, Тоня Лазарева, Тоня Бороздина, Дина Тимофеева, Надежда Семичева, Валя Силуянова, Нина Ишенина, Нина Медведева, Павла Токарева, Зинаида Фадеева, Майя Карманникова, Саша Ветрова, Генриетта Титова, Нина Кузьмина, Галина Логинова, Алексей Опарин, Николай Лосев, Зоя Ленина, Иван Земогляд и многие-многие другие. Все они отличались обострённым чувством патриотизма, стремились скорей залечить раны войны, возродить страну. Они активно включались в субботники и воскресники, ездили в лес за деревьями, чтобы озеленить свой город, а после работы и в выходные готовили молодёжные вечера, и всё это — на общественных началах.

Прощай, воротник из каракуля
А ещё отдельной строкой хочется вспомнить первых секретарей обкома ВЛКСМ Б.С. Нечаева и А.И. Лапина, второго секретаря В.И. Власова, которые умело вели за собой комсомолию Архангельской области. Но особенно большое внимание уделял Северодвинску Анатолий Лапин. Он часто бывал здесь на строительных объектах, на заводах, в школах рабочей молодёжи, старался глубоко вникнуть, как живётся комсомольцам, которые ставят трудовые рекорды, что их волнует, чем можно помочь. С ним случалось много неожиданных и весёлых эпизодов. И надо заметить, что наш главный «комсомольский бог» ничем не отличался от нас, «простых смертных». Он постоянно посещал с нами трудовые коллективы, а идти-то приходилось пешком и далеко, машин в нашем распоряжении не было, на весь город — всего один автобус, да и тот идёт от вокзала только до городской бани на ул. Лесной, на дальние строительные объекты надо добираться по рытвинам и ухабам. В ветер и холод намёрзнешься до самых костей. Мне-то получше, у меня на все случаи жизни был «бронежилет» — чёрная толстая телогрейка с хлястиком. А Анатолий Иванович всегда в старой негреющей куртке, порой жалко было на него смотреть.
И вот мы с ним перед пленумом обкома комсомола собрались посетить в очередной раз строительный объект на ул. Гагарина, которой тогда и заканчивался город. Приготовилась, жду Лапина. Он появляется и ввергает меня в смуту: в новом пальто с серым воротником из каракуля. Я опешила: как же он появится в таком воротнике среди девчат в затасканных ватных стёганках?! Они же, бедные, вёдра с тяжёлым раствором вынуждены поднимать на этажи своими руками, потому что нет никакой техники, а тут такое «кино»… Анатолий сразу понял моё состояние: «Только ничего не говорите! — кричит на ходу. — Это (тряся воротником) — не я. Это — мои товарищи»…
По дороге на стройку рассказывал: воротник и пальто — изобретение друзей, каракуль прислали из Нарьян-Мара, пальто договорились заказать в ателье. Благо размер его одежды не был секретом, сшили без примерки.
Я-то поняла его. Но наши комсомолочки, обычно при встрече со своим областным лидером такие искренние, словоохотливые, увидев каракулевый воротник, растерялись, сникли — хоть клещами вытаскивай слово. Трудно пришлось секретарю обкома — и так и этак подбирал ключик к разговору, а он всё не клеится. И тогда у него неожиданно вырвалось: «Вот что, девчата: это пальто я больше никогда не надену!» Все засмеялись, лёд растаял.

Лучшие люди, лучшие умы
В продолжение разговора о простоте человеческих отношений добавлю: они ценились очень высоко. У меня и сегодня перед глазами наши областные комсомольские конференции в Архангельске: вот второй секретарь обкома партии Г.А. Душин в перерыве танцует в фойе с нашими делегатками, поёт комсомольские песни как равный с равными. Общается, смеётся. Никогда не уходил за кулисы в перерывах и первый секретарь обкома С.П. Логинов: всегда в гуще молодёжи.
Я четверть века работала в городском комитете партии. В наших отношениях было полное доверие, уважение друг к другу и к человеку вообще. Обо всех первых секретарях горкома партии у меня остались самые тёплые воспоминания. Вот их имена: Владимир Михайлович Вертелов, Дмитрий Фёдорович Фёдоров, Юрий Александрович Гуськов, Анатолий Иванович Громогласов, Анатолий Егорович Ткаченко. Каждый из них заслуживает того, чтобы о нём была написана отдельная книга. Как и большинство руководителей предприятий, с которыми приходилось мне работать совместно. Это были лучшие люди, лучшие умы. Партийная деятельность охватывала все стороны жизни города, оказывала влияние на воспитание и мировоззрение граждан. Но это уже другая тема.
Зинаида МЕРКУРЬЕВА, секретарь горкома ВЛКСМ в 50-е годы

Comments are closed.

« »