MENU
Скорбный камень в память о гибели экипажа атомного крейсера «Курск» 12 августа 2000 года в Баренцевом море. Эту трагедию некоторые иностранные разведчики попытались использовать в своих интересах.
Фото Валентина Капустина Скорбный камень в память о гибели экипажа атомного крейсера «Курск» 12 августа 2000 года в Баренцевом море. Эту трагедию некоторые иностранные разведчики попытались использовать в своих интересах. Фото Валентина Капустина

02.08.2014 • Общество

Мистер Листер

В августе 2000 года погиб атомный подводный крейсер «Курск». Трагедия, всколыхнувшая всю Россию, тут же была использована спецслужбами некоторых стран, прежде всего Норвегии, Великобритании и США, для проведения разведакций по получению закрытой и секретной информации о Северном флоте. Официальным прикрытием стала необходимость контроля экологической обстановки на случай возможных радиоактивных утечек из реакторов атомохода.

Подлинные истории разоблачения иностранных разведчиков на Северном флоте

Водолаз» Листер
Общеизвестно, что командование ВМФ приняло помощь иностранных фирм по подготовке и проведению подъёма «Курска». Среди прочих специалистов, прибывших на Северный флот, в числе норвежской группы оказался Саймон Листер (имя и фамилия подлинные).
Органам ФСБ да и многим морякам-североморцам он был хорошо известен с 1991 года как военный атташе Великобритании. Его поведение уже тогда вызывало много вопросов у контрразведчиков. Части старших офицеров флота Листер жаловался, что его необоснованно считают шпионом. Другим открыто представлялся сотрудником Секретной разведывательной службы (SIS), государственного органа внешней разведки Великобритании, входящего в состав объединенного разведкомитета королевства.
Тогда наш герой, используя дипломатический статус, пытался получить доступ к закрытой информации по авианесущему крейсеру «Адмирал Кузнецов». Позднее выведывал данные по особенностям вооружения и районам боевой подготовки ракетного крейсера «Маршал Устинов» и АПЛ «Святой Даниил Московский».
В период «курской» командировки Листера особо интересовали как корабли, так и вполне конкретные моряки. Вероятно, это обстоятельство заставило досточтимого сэра записаться «водолазным специалистом» к норвежцам. Однако вместо погружений под воду сэр совершил несколько попыток проникновения в районы расположения режимных объектов Северного флота. Для пресечения разведдеятельности «водолаза» был осуществлен комплекс оперативно-розыскных мероприятий, позволивший задокументировать его незаконную деятельность. В итоге МИД Великобритании досрочно отозвало Листера с должности военно-морского атташе.

Книгопечатник Флинн
Другим заморским «гостем» стал мистер Рамсей Флинн. Официально целью визита стало желание гражданина США написать книгу о причинах и обстоятельствах гибели «Курска». На поверку мистер Флинн, позиционирующий себя как «независимый журналист», оказался директором собственной издательской фирмы «Flynn Media Group», специализирующейся на изучении катастроф в… железнодорожной отрасли. Узнав о гибели «Курска», Рамсей «срочным порядком» сменил профориентацию и превратился в специалиста по военно-морским силам.
В компании с гламурной переводчицей господин Флинн посетил Москву, Санкт-Петербург, Мурманск, Самару и другие города, по большей части связанные с проектированием и строительством подводных кораблей. После его вояжей в органы ФСБ от россиян поступали просьбы как обратить внимание на эту экстравагантную пару, так и оградить от навязчивых провокационных предложений иностранца.
Со временем Рамсей начал искать подходы к офицерам Северного флота. Флинн назойливо названивал подводникам и жителям флотских гарнизонов, пытаясь выяснить интересующие его сведения. Потеряв чувство меры, обнаглевший американец напрямую обращался по телефону за консультациями к командованию соединения АПЛ, офицерам штаба СФ, должностным лицам администраций «закрытых» городов. Поделиться информацией книгопечатник предлагал за щедрый гонорар — от 30 тысяч долларов до 1 миллиона в свободно конвертируемой валюте.
И без того серьёзные подозрения у сотрудников ФСБ в отношении мистера Флинна усилились, когда он вознамерился заключить «авторский контракт о совместной работе» над книгой с бывшим офицером штаба СФ капитаном 1-го ранга В. Гелетиным, отцом погибшего подводника.
Пункты предложенного соглашения обязывали Гелетина «…правдиво и безотлагательно предоставлять по запросу Флинна любую доступную информацию, оказывать консультации… в отношении всех аспектов, касающихся российских подводных лодок и российских подводников», «…по требованию заказчика предоставлять информацию в отношении «Курска».
Отец моряка-подводника не пошёл на сделку с совестью. Не помогли и предложенные в качестве гонорара 100 000 долларов. В конце концов, по инициативе УФСБ по Северному флоту Флинн был депортирован из страны.
По материалам УФСБ России по Северному флоту

Comments are closed.

« »