MENU

29.07.2014 • Политика

Архангельская область в окружении брендов

Приходится начать с событий печальных. В Архангельске сгорела мечеть начала ХХ века, почти восстановленная благодаря стараниям областной Татарской национально-культурной автономии. Увы, труд оказался сизифовым. В один июльский вечер пламя уничтожило кровлю, межэтажные перекрытия, другие части здания. Что теперь? Видимо, придётся начинать с чистого листа

Архангельская мечеть, дом Бродского и имперский флаг

А ведь здание само по себе уникальное: во-первых, молитвенный дом архангельских мусульман был деревянным, как и подавляющее большинство строений старого Архангельска. Во-вторых, мечеть некогда была самой северной в России. И вот — пожар и обугленные руины.
О причинах гибели недостроенного храма спорят. Кто-то видит здесь злой умысел, другие — несчастный случай или преступную халатность. Что ж, дождёмся заключения экспертизы, результатов следствия… Какими бы ни были причины произошедшего, архангельской культуре нанесён значительный урон. Уникальное для северного русского города здание, которое чудом сохранилось в годы гонений на религию, пало в огненной стихии.
Беда не приходит одна. Прошло немного времени — и пожарным пришлось тушить подворье Николо-Корельского монастыря в центре Архангельска, где располагается воскресная школа. К счастью, огнеборцы действовали оперативно, серьёзного ущерба памятнику городской старины удалось избежать.
Но не всё гибнет и горит, многое строится и восстанавливается. Например, дом в Коношском районе, где проживал в ссылке лауреат Нобелевской премии поэт Иосиф Бродский. Сегодня Бродский, пожалуй, единственный бренд, выделяющий коношскую землю среди других сельских территорий.
Однако не всем личность и деятельность поэта, что называется, по вкусу. Северодвинец Альберт Буторин в судебном порядке требует прекратить вкладывать средства в восстановление дома Бродского и вообще ликвидировать его. А мотивирует тем, что Брод-ский большую часть жизни провел за границей, похоронен в Венеции и патриотизмом, по мнению Буторина, не отличался. И сослан был за тунеядство. Между тем трудился поэт переводчиком-фрилансером, как принято теперь говорить. Но тогдашняя власть слова «фрилансер» не знала и решила устроить Бродскому «перевоспитание трудом».
Что тут сказать? Творчество литераторов масштаба Бродского не просто вне политики, а выше любой политической конъюнктуры. Да, его поэзия ориентирована не на массового читателя, а на эстетов и интеллектуалов. Но сам по себе факт, что на территории области жил нобелевский лауреат — превосходный бренд для привлечения туристов. А туризм — это и деньги в муниципальный бюджет. Как ни парадоксально звучит, но то, что Поморье веками было местом ссылки, «подстоличной Сибирью», сегодня является солидным плюсом для региона. Кто тут только не бывал: от древнерусского писателя Даниила Заточника, духовного лидера старообрядчества протопопа Аввакума, князя Василия Голицына — до писателя-романтика Александра Грина и поэта Иосифа Бродского. И потому, считаю, дом-музей Бродского должен быть, и гриновский дом на Кегострове может быть со временем восстановлен. В Шенкурске нужно бы увековечить память ссыльного учёного-путешественника и общественного деятеля Николая Ядринцева. Личность, тоже мало известная массовому обывателю, хотя его вклад в науку немалый: открыл развалины столицы монгольских ханов Каракорума, древнюю тюркскую письменность и еще много чего. А в Шенкурске написал знаменитую работу «Русская община в тюрьме и ссылке».
Местных уроженцев мирового или российского масштаба для позиционирования пригородного Кегострова, Коноши и Шенкурска, увы, нет, но есть ссыльные, жертвы царской и советской карательной политики. Целое созвездие общественно-политических и культурных деятелей. Что ни сельский уголок, то знаменитое имя.
А пока в Архангельской области ведутся споры вокруг людей-брендов, депутат Госдумы Михаил Дегтярев предложил вернуть России чёрно-жёлто-белый имперский флаг, что развевался над просторами Российской империи в позапрошлом веке, в качестве государственного символа. Его коллеги против смены триколора. Хотя придать определенный юридический статус старому флагу не помешало бы. Как это сделано с красным Знаменем Победы. Чтоб наряду с официальным Государственным флагом были у России, так сказать, брендовые. Эта мера позволит законодательно оградить русский стяг эпохи Александровских реформ от узурпации его радикальными группировками.

Comments are closed.

« »