MENU

«Космонавтик»  Катя в костюме «Адели».
Фото Галины Чарупы «Космонавтик» Катя в костюме «Адели». Фото Галины Чарупы

31.05.2014 • Общество

Космонавтики из «Ручейка»

Собираясь на конкурс «Радуга стихов», я услышала по радио: «Десятый областной конкурс для детей с ограниченными возможностями здоровья состоится сегодня на базе северодвинского реабилитационного центра «Ручеёк»… В этом году в «Радуге стихов» примут участие более 50 детей от двух до двенадцати лет из 14 учреждений Архангельской области. Отметим, что в конкурсе принимают участие дети, не владеющие активной речью».

Здесь исполняют стихи те, кто не может говорить, и рисуют те, кто не может держать кисточку

Через пару часов я увидела, как это происходит. Ребятишки, которые не могут говорить, выступали с педагогом или мамой в номинации «Совместное творчество». Взрослый декламирует, ребёнок показывает жестами, о чём говорится в стихотворении. Тот, кто не владеет ни активной, ни жестовой речью, использует саунд-бим (планшетный компьютер с микрофоном), производя нужные по сюжету звуки: шум дождя, голоса животных и т.д.
После конкурса мы с заместителем директора Еленой Сапожниковой отправляемся на экскурсию по кабинетам центра.
— Когда-то в этом здании был детский комбинат «Лесовичок», потом дом-интернат для детей с ментальными нарушениями, — рассказывает Елена Николаевна. — Реабилитационный центр организован в 2011 году, и на днях нашему учреждению исполнилось три года. Сюда переехало отделение социальной реабилитации детей-инвалидов из СРЦ «Солнышко». Сейчас, когда завершается наш второй учебный год, центр в полном объёме занимается задачами, для решения которых создан. И уже можно говорить о развитии, внедрении новых технологий и формы работы.
Предположительно две трети из 488 северодвинских детей с ограниченными возможностями — клиенты (такая теперь официальная терминология) и потенциальные клиенты «Ручейка».
Специализация центра — нарушения опорно-двигательного аппарата и неврологические. У многих ребят сочетанные патологии, то есть целые букеты диагнозов. Например, ДЦП в сочетании с ЗПР (задержкой психо-речевого развития) или эпилепсией.
Тихий час. На стульчиках акуратно разложены детские одёжки. Можно подумать, что в спальне отдыхают обычные дошколята. На самом деле в группе несколько ребят с синдромом Дауна, один с парезом, трое с судорожной готовностью. Им от 4 до 6 лет: детки в группы подбираются не по возрасту, а по диагнозам.
Таких групп три (всего 30 детей). А самые «тяжёлые» посещают так называемый стационар. Им от 3 до 10 лет, и практически никто не может передвигаться самостоятельно. Однако воспитатели умудряются научить их самообслуживанию (на доступном уровне), соблюдению режима. И с гордостью говорят о том, что два воспитанника (их в группе сейчас 11) осенью пойдут в общеобразовательную школу, хотя и коррекционную.

Ещё около ста ребятишек ежедневно приходят в «Ручеёк» «на услуги»: в службу раннего вмешательства (для малышей до 3 лет), на медицинскую реабилитацию (ЛФК, массаж, физиопроцедуры), комплексную реабилитацию (медицинские процедуры, психолог, дефектолог, логопед), есть дети, которые посещают только одного специалиста (например, логопеда или дефектолога). Каждый приходит с индивидуальной программой развития (ИПР), полученной на комиссии МСЭ (медико-социальной экспертизы).
В процессе экскурсии я узнаю, что можно не только исполнять стихи, не умея говорить, но и рисовать, не умея держать в руке кисточку, – ладошкой или пальчиками. Если трудно и это, педагог работает с ребёнком по методу «рука в руке». Родители рядом — они посещают большинство занятий.
— Вы знаете, — поделилась Елена Николаевна, — когда родители появляются у нас впервые, начинаешь разговаривать, проявлять эмпатию — и бывает много слёз. Дома и на людях им приходится быть сильными, а тут прорываются эмоции, которые они годами носят в себе. А вообще наши родители молодцы. Они прислушиваются к специалистам, большинство выполняют их рекомендации дома. В группах активно работают родительские клубы.

Подопечные центра, о которых сказано выше, — северодвинцы. А есть отделение «Мать и дитя» для тех, кто приезжает из области. Здесь около месяца живут мамочки (есть и бабушки) вместе с детьми, которые проходят курс реабилитации. Желающих попасть сюда много: весь год до января уже расписан.
Вот что говорит Александра, которая с сынишкой приехала из Архангельска:
— Мы были наслышаны об этом центре — что тут есть эффективные методики, много приспособлений для разработки опорно-двигательного аппарата. Мамы консультируются со специалистами, общаются между собой, делятся друг с другом опытом.
Пришла с процедур другая мама — Людмила (она из Карпогор):
— У сына — детский аутизм. Мы приехали второй раз. Нравится, что здесь я всё время с ребёнком. Дома много работы по хозяйству, невозможно уделять ему столько внимания, как здесь.
Есть в «Ручейке» процедурный и фииотерапевтический кабинеты, работает врач-педиатр, круглосуточно дежурит постовая медсестра. Есть два кабинета массажа, гидромассажная ванна.
В зале ЛФК мне показали замечательный тренажёр Гросса (дети учатся с его помощью держать равновесие, а потом — делать первые шаги) и массу другого оборудования. В кабинете БОС (биологической обратной связи) — компьютерную систему, позволяющую тренировать мышцы, пока ребёнок смотрит мультик. В комнате психологической разгрузки — оптоволоконный «дождик», пузырьковые колонны, интерактивный сухой бассейн.

Степан читал на конкурсе стихи о зайце, влюблённом... в морковку. Фото Галины Чарупы

Степан читал на конкурсе стихи о зайце, влюблённом… в морковку.
Фото Галины Чарупы

А вот ходит по коридору «космонавтик». Так в шутку в центре называют детей, облачённых в костюм «Адели» — эффективное средство реабилитации при ДЦП.
Кстати, весьма эффективным средством реабилитации является бассейн. Он в «Ручейке» есть, но пока не работает — использовать его дорого (объём чаши немаленький, а менять воду нужно каждый день).
Ещё одна мечта — лекотека (от шведского leco — игрушка и греческого theke — хранилище): это особо оборудованное пространство для вовлечения ребёнка и его близких в игровую активность. Игра, как и рисование, ручной труд и другие виды занятий — не просто развлечения, это тоже средства реабилитации и социализации.
Завершая экскурсию, Елена Сапожникова затронула назревшую проблему:
— В нашем городе большая потребность в группах, где дети-инвалиды находились бы в режиме детского сада. Около половины детей, которые ходили к нам в течение учебного года, готовы к этому. Пусть они дальше занимаются и развиваются. Но их не берут! Первая причина: не хватает коррекционных групп. Вторая: боятся диагнозов. К примеру, не берут детей с судорожной готовностью — даже с длительным периодом ремиссии, когда приступов не было уже два-три года. Вернувшись после курса реабилитации домой, ребёнок постепенно теряет то, чему он здесь научился. Это проблема, которую необходимо решить вместе с управлением образования.

Comments are closed.

« »