MENU

60_d1068

25.05.2014 • Общество

Меня называли папиной дочкой

Помню картины из своего детства: я ещё не оторвала от подушки голову, буравлю кулаками глаза. А надо мной уже склоняется чуб моего отца… Или я только что закрыла тетрадь, заложив между страниц мягкую розовую промокашку. Кто-то закрывает мои глаза своей большой и тёплой ладонью: конечно, это папа: «А можно мне посмотреть, как ты написала?» С радостью протягиваю свои тетрадки. У меня была и есть сейчас, чему очень рада, моя мамочка. Я её тоже люблю. Но папа, даже если его уже нет, — моя вселенная

Когда отцы и дети на одной волне

Так сложилось. Мы жили с ним на одной волне. Позже, когда стала подростком, девушкой, считала папу как бы главной подружкой. А теперь пора его и представить: Иван Григорьевич Яковлев (на снимке слева).
Он родился в селе Каменка под Киевом в 1919 году. Семья была дружной, в ней царило уважение. Учился, работал в Киеве на заводе «Арсенал», откуда призвали служить. Прошёл две войны — Финскую и Великую Отечественную. Он мне часто рассказывал о военных походах, как был подбит их катер-охотник и как на его глазах утонули друзья, а он спасся чудом: его выловили из воды «кошкой» с другого катера, прямо на ходу. В 26 лет голова папы поседела.
Он ходил на ледоколе «Мурман», который был переоборудован в военный корабль. На их счету потопленные вражеские корабли, подбитые самолёты, множество спасённых людей, транспорт. Папа — участник «Северных конвоев». Закончил он военную службу спустя год после окончания войны в звании старшины 1-й статьи с боевыми наградами — орденами «За отвагу», «Ушакова», «Красная Звезда» и другими.
На Севмаше начинал токарем высшего разряда. Много работал, учился. В цехе № 40 возглавлял бюро инструментального хозяйства, его постоянно выбирали парторгом или профоргом, депутатом. Многие годы летом его назначали начальником пионерского лагеря «Северный Артек», а в 1974 году отца направили в Евпаторию на строительство пансионата «Северный», первым директором которого он и стал.
Корабелы уважали нашего отца за честность, добросовестность, искренность и открытый характер. Даже выйдя на пенсию, папа оставался активным. Не помню, чтобы хоть раз он отказал во встрече школьникам, которые очень любили его приглашать на уроки патриотизма. Приходил и в детский сад, где я работала воспитателем. Слушая его беседу, бывало, поражалась, как он умеет чувствовать душу ребёнка, открывать в неё дверь так, что маленький человечек начинает понимать главное: Родина — она одна, как мама. И поэтому её надо беречь, любить.
А как просто и естественно после урока патриотизма он приглашал ребятишек играть в шахматы (я ему говорила, что они умеют, мы их обучили). И надо было видеть их старание в игре.
Сегодня нашему Ивану Григорьевичу было бы 95 лет.
Широко разросся парк, который он заложил возле пансионата «Северный». Среди деревьев я узнала посаженную отцом сосну.
Время неумолимо летит вперёд. Вот и я, которую некогда все называли папиной дочкой, уже имею внуков. Очень надеюсь, что они вырастут такими же достойными людьми, как их дедушка.
Таисья ЛИЧКОВА

Comments are closed.

« »