MENU

28.01.2014 • Общество

На Рублёвке родился, на Севере пригодился

В тот день, а это было 17 декабря, Севмаш отмечал исторические даты: «две пятёрки» (55 лет) первой отечественной атомной подводной лодки «Ленинский комсомол» и полувековой юбилей первых ракетных атомоходов. В Доме техники собрались проектанты, строители, испытатели и военные моряки. Вспоминали далёкие события, обменивались мнениями. Торжественная встреча плавно подходила к своему завершению, когда слово взял представитель военной приёмки, объявивший о присутствии в зале легендарного строителя кораблей Павла Васильевича Лапшинова, которому 27 декабря исполнилось 94 года. Ветеранская гвардия стоя приветствовала прославленного северодвинца, устроив ему овацию

Легендарному строителю кораблей Павлу Лапшинову 27 декабря исполнилось 94 года

С высоты Воробьёвых гор
Ему выпало родиться и провести детские и юношеские годы в Москве. Родительский дом под номером 19 стоял на одной из самых престижных, в современном понимании, улиц — Рублёвском шоссе. А тогда эту нынешнюю знаменитость распознавали разве что по Воробьёвым горам, куда устремлялись на выходные московские лыжники.
— С высоты Воробьёвых гор, — вспоминает почётный гражданин Северодвинска, — открывалась панорама большой Москвы. Отчётливо виделись купола храма Христа Спасителя, рубиновые звёзды Кремля. А совсем неподалёку от нашей Рублёвки светились купола церкви, построенной в память о защитниках Москвы в 1812 году.
Будущее рисовалось юному Павлику безоблачным и ярким. Но в шумный и многоголосый дом Лапшиновых приходит беда. Один за другим уходят из жизни родители: сначала мама Мария Григорьевна, а спустя несколько лет девятилетний школьник остался и без отца. Василий Павлович был музыкантом, владевшим многими музыкальными инструментами, и драматическим артистом.
— Моими опекунами стали дедушка Павел Степанович и бабушка Анна Васильевна. Своим трудолюбием, добром, любовью и высокой мудростью они воспитывали во мне лучшие качества характера. Мои старшие наставники занимались полеводством и разведением скота. Вообще Воробьёвы горы в то время представляли из себя крестьянское село с личными подворьями и фруктовыми садами. На нашем дворе всегда были лошади и коровы. Продукцию животноводства отвозили в конской упряжке на Болотную площадь, где размещался рынок.
Мальчишкой он грезил морем, мечтал о путешествиях и дальних странах. Но прозвенел в 29-й школе, что на Большой Полянке, последний звонок, и для её выпускника открылись двери фабрично-заводского училища при автозаводе им. Лихачёва. Семнадцатилетний Лапшинов становится модельщиком по дереву четвёртого разряда.
— Работать в технически оснащённом цехе автозавода, самого крупного предприятия в Москве, одно удовольствие. Всё свободное время занимался спортом. Любимые занятия на лыжах — прыжки с трамплина, слалом и двоеборье. На всесоюзных соревнованиях в Ленинграде я прыгал с Кавголовского трамплина. В Свердловске вошёл в десятку лучших прыгунов страны, и мне был присвоен первый спортивный разряд.
Жизнь на Воробьёвых горах представлялась молодому рабочему и спортсмену стремительным полётом. Но пришло время служить в армии. В назначенный день призывника провожало всё Рублёвское шоссе. Десять километров от Воробьёвых гор до Ленинградского вокзала.

Восемь лет на «Гремящем»
— Я был зачислен курсантом по специальности «артиллерийский электрик» в школу оружия, которая размещалась в Кронштадте. В сентябре 1939 года нам, нескольким курсантам, предложили досрочно сдать экзамен по всем дисциплинам, а затем направили на корабли, проходившие государственные испытания на Балтике. Я попал на эскадренный миноносец «Гремящий».
В начале войны корабль участвовал в обеспечении высадки десанта наших сухопутных войск в район Петсамо, обстреле вражеских позиций с моря, постановке минных заграждений в районе вражеских берегов.
— Первую награду из рук командующего Северным флотом А.Г. Головко я получил ещё до начала основных боевых действий. Это был красиво оформленный знак с надписью «Отличник ВМФ». Помню и первый сбитый в июле 1941 года фашистский самолёт. Мы тогда конвоировали торпедированный транспорт «Мария Ульянова». Двое суток не отходили от пушек, ведь основное моё место на «Гремящем» — центральный пост управления артиллерийским огнём.
Успешные боевые действия «Гремящего» радовали и союзников. Одно из поручений британского монарха непосредственно касалось Павла Лапшинова. Чтобы выполнить его, на корабле вновь побывал командующий Северным флотом
А.Г. Головко. За боевые заслуги при выполнении заданий в совместной борьбе с общим врагом моряк удостоен необычной награды. На лицевой стороне медали читаем «Король Великобритании и Индии Георг VI».
Прославленный гвардейский эсминец стал для Павла Лапшинова местом службы, полем боя и обыкновенным домом на целых восемь лет. Эсминец ещё до окончания войны пришёл с множеством повреждений на капитальный ремонт. Здесь же, в Молотовске, в бытовках пятидесятого цеха бывалый моряк перестраивался на гражданскую жизнь. Многие его сослуживцы обзавелись семьями. С разрешения командования корабля 7 ноября 1945 года сыграл свадьбу и Павел Лапшинов. И только через четыре года он свяжет свою судьбу с Севмашем, с судостроительным техникумом, с профессией корабела.

С надводного корабля на подводные лодки
Природная смекалка студента, лекции ещё незнаменитого Леонида Шмигельского и уроки на дому начальника отдела Владимира Мамашина мостили дорогу к главной жизненной профессии. «Павел, приходи, сегодня будем решать задачи», — приглашал Владимир Семёнович к домашним занятиям по алгебре, геометрии, тригонометрии и другим предметам. По рекомендации Мамашина директор завода Евгений Егоров назначает молодого специалиста руководителем вновь созданного цеха комплектации оборудования. А вскоре от него же последовало новое предложение: «Надо тебе приступать к работе по специальности». И назначил строителем дизельных подводных лодок во втором отделе.
Первым испытанием для молодого строителя стала подлодка с заводским номером 515. Примечательно, что тактико-техническое задание на проектирование ДЭПЛ проекта 611 утвердил нарком ВМФ адмирал флота Николай Герасимович Кузнецов, который во время войны не раз бывал на эсминце «Гремящий» и с которым не раз доводилось разговаривать Лапшинову. Выходило, что бывалому моряку уже в новом качестве предстояло выполнять задание великого земляка.
Вновь скажет своё слово и директор-легенда Егоров: «Я очень доволен вашей работой строителя. Но вот корабль проекта 658 будет значительно отличаться от предыдущих. Я назначаю вас старшим строителем и ответственным сдатчиком заказа 903. Хороший экзамен для молодого специалиста». После завершения ходовых испытаний вместе с директором корабль встречал адмирал А.Г. Головко.
— Я, конечно, был очень рад увидеть этого человека, теперь уже заместителя главкома. Это поистине был великий моряк. Для меня, получившего из его рук медаль «За боевые заслуги» и именную медаль английского короля, большую радость доставляли и похвала, и пожелания успешных испытаний и сдачи корабля Военно-морскому флоту.
Крейсерская подводная лодка с баллистическими ракетами на борту (главный специалист проекта Сергей Никитич Ковалёв) 6 июня 1961 года входит в состав Северного флота. А старшего строителя Севмаша ожидали другие корабли новых классов и назначений. По собственному признанию Павла Васильевича Лапшинова, страна поручала ему руководить строительством и испытаниями четырнадцати (!) кораблей, и каждый не был похож один на другой. Всех объединял настрой сдаточных команд работать буквально дни и ночи. Был пример, когда кораблестроитель в течение одного года сдавал две подлодки. Фантастика да и только!
Но и этим числом счёт трудовых побед Лапшинова не исчерпывается. С 1977 года и до окончания трудовой деятельности в июле 1984 года Павел Васильевич руководил сдачей плавучего выводного дока «Сухона». Подобные инженерные сооружения в нашей стране до этого не создавал никто. А первопроходцам всегда приходилось труднее.
Теперь-то мы знаем великую значимость проекта. Когда первенец стратегических кораблей третьего поколения, впоследствии названный «Дмитрием Донским», достиг готовности к началу заводских испытаний, плавдок «Сухона» уже поджидал его за воротами эллинга. Уникальному сооружению Павла Лапшинова предстояло открыть операцию докования сдаточных подводных лодок, а затем сделать её постоянной.
***
Без малого тридцать лет Павел Лапшинов не выводит корабли на участок испытаний. Давно уже опустел родительский дом, перевезённый в годы активной застройки с московской Рублёвки Воробьёвых гор в соседнее Реутово. Сегодня разве что сохранившийся погост у нетронутой церквушки да лыжный трамплин напоминают о той теперь уже далёкой жизни. Угомонилась когда-то многоголосая просторная квартира именитого северодвинца. Рано ушли из жизни сыновья Валерий и Владлен. Вскоре после 65-летия совместной жизни оставила этот мир Фаина Феодосьевна Лапшинова.
Но их присутствие ощущается во всём. И не только в размещённых повсюду фотографиях. Памятью о них наполнена вся жизнь старейшины рода. Подкравшееся молчание нарушил сигнал мобильника. Звонила с работы дочь Нина Павловна: «Подошло время обеда. Разогрей картошку и рыбу. Не скучай, я скоро буду».
Наша беседа затянулась. Рассказанного собеседником хватило бы на целую повесть, а не на газетную страницу. Его оптимизм и восторженный взгляд завораживают. В общественном клубе «Корабел» он, пожалуй, один из таких жизнелюбов. И судя по всему, отвыкать от радостей жизни он не собирается.

Comments are closed.

« »