MENU

17.09.2013 • Политика

Медиация — путь к прощению

Девочка потеряла в школе мобильный телефон. Одноклассник нашел телефон в парте и положил себе в карман. Бабушка, узнав об исчезновении мобильника любимой внучки, написала заявление в отдел полиции. Пропажу в тот же день обнаружили у мальчика и завели на него уголовное дело

Решить конфликты можно и до судебного разбирательства

Северодвинском городском суде прекращается каждое третье уголовное дело, возбужденное в отношении несовершеннолетнего. В статье 76 УК РФ написано, что если преступление легкой или средней тяжести совершено впервые и обвиняемый примирился с потерпевшим, загладил причиненный вред, то он может быть освобожден от уголовной ответственности.
Когда на несовершеннолетнего заводится уголовное дело, родители всеми силами пытаются «смыть пятно позора» с будущего своего ребенка, чтобы не было судимости, с которой в нашей стране даже устроиться на работу и то проблематично. Поэтому готовы возместить любой ущерб потерпевшему. Деньги из кармана родителей перетекают к пострадавшему, и на этом дело обычно заканчивается. Ребенок, отделавшись легким испугом, начинает чувствовать свою безнаказанность, что может привести к рецидивам. Чтобы такого больше не повторилось, несовершеннолетний правонарушитель должен осознать свою вину.
Если уже возбуждено уголовное дело, значит, стороны или не смогли, или не захотели договориться самостоятельно. Нужна помощь незаинтересованного лица, которое бы могло помочь услышать друг друга и попытаться найти взаимовыгодное решение. Уже в течение нескольких лет социальные педагоги, психологи Елена Третьякова и Галина Павловская, сотрудники общественной организации «Доверие», проводят медиации по уголовным делам. Выступая посредником в разрешении конфликта между обвиняемым и пострадавшим, медиатор беседует с каждой стороной в отдельности, постепенно выясняет причины противоправных действий, предлагает подумать о возможном компромиссе, тем самым помогая найти такой выход из ситуации, который устроил бы обе стороны.
Большинство преступлений совершается по легкомыслию или в разновозрастной компании, когда старшие подбивают младшего на преступление. Говорят: «Ты несовершеннолетний, тебе ничего за это не будет», — или провоцируют призывами: «Тебе что, слабо?». И чтобы самоутвердиться, подросток крадет, не отдавая себе отчета о последствиях.
— Когда проводилась медиация с подростком, похитившим из магазина спиртное, — рассказывает Елена Третьякова, — заведующий продмагом, из которого была совершена кража, объяснил, что сумма ущерба будет вычтена из зарплаты работников. У молодого человека мама работала продавцом в таком же магазинчике. Когда он понял, кто на самом деле окажется в убытке от его действий, то извинился.
Встречи примирения проводятся только на добровольной основе двух сторон. Не всегда получается до суда подвести стороны к подписанию мирового соглашения. Причиной могут быть личная неприязнь, обида, страх, нежелание простить и понять, уверенность в своей правоте.
Был такой случай, — продолжает Елена, — в школе на перемене восьмиклассник пнул шестиклассника и сломал ему палец на руке. Папа пострадавшего был настроен агрессивно и слышать не хотел ни о каком примирении. Оценил посещение больницы с сыном в свое рабочее время, затраты на лекарства и перевязки в большую сумму. И только на суде, когда увидел обвиняемого, страдающего сложным заболеванием, понял свою неправоту. Ведь именно его сын с одноклассниками дразнили, как им казалось, смешно двигающегося старшеклассника. А тот долго терпел, не выдержал, махнул ногой от отчаяния в сторону обидчиков и нечаянно попал по руке.
Стараясь подвести обвиняемого к раскаянию, медиатор параллельно помогает потерпевшему избавиться от «комплекса жертвы».
— Когда начинаешь работать с потерпевшим, часто слышишь вопросы: «А почему я? Как так выходит, что именно я становлюсь крайним?», — говорит Елена, — и мы вместе обсуждаем сложившуюся ситуацию, пытаемся выявить возможные причины, стараемся увидеть произошедшее в ином свете. Ведь может быть, что жертвой человек стал случайно, как говорится, подвернулся под руку, и это вовсе не значит, что все неприятности должны случиться именно с ним.
Последний этап медиации — это встреча лицом к лицу обвиняемого и жертвы. Если предварительная работа прошла успешно и медиатор смог «подвести» стороны к столу переговоров, где люди вместе обсудили произошедшее, смогли понять и простить, то заключается договор примирения.
— Мы стараемся вернуть подростка обществу, восстановить социальные связи, — объясняет Елена Третьякова. — После медиаций правонарушитель часто начинает по-новому смотреть на себя, свое поведение, свое окружение, значит, становиться на дорогу, ведущую к исправлению.

Comments are closed.

« »