MENU
Столбик, колючая проволока, печной кирпич — с Марьи; фрагмент рельса, остатки обуви и совковой лопаты — из карьера Солза; формы для выпечки хлеба — из лагпункта Ломовое. Столбик, колючая проволока, печной кирпич — с Марьи; фрагмент рельса, остатки обуви и совковой лопаты — из карьера Солза; формы для выпечки хлеба — из лагпункта Ломовое.

13.07.2013 • Это было было

Щупальца Ягринлага

Как не выкинуть слова из песни, так не стереть из истории нашего города Ягринлаг, которому в этом году, как и Северодвинску, 75 лет. Ягринский исправительно-трудовой лагерь НКВД и управление строительства № 203 были образованы 13 апреля 1938 года, то есть на четыре месяца раньше города Молотовска, дата рождения которого — 11 августа 1938-го.

Более десяти пунктов
Ягринлаг функциони-ровал почти 15 лет — до 24 января 1953 года. И его объекты располагались не только на Яграх (как можно подумать по названию). За пределами города Ягринлаг имел более десятка отделений и подразделений! Стройка сама обеспечивала себя лесом, песком, щебнем, глиной. Заготовка материалов проводилась на ближних и дальних лагпунктах (подкомандировках). Разветвлённая структура Ягринлага напоминает осьминога, раскинувшего в разные стороны свои щупальца.
Отдельное лагерное подразделение-5 (ОЛП-5) располагалось в Глинниках (15-й километр дороги на Архангельск); там был кирпичный завод. 6-е лагерное отделение базировалось за деревообрабатывающим комбинатом, 7-е, 8-е и 9-е — за нынешним ГСК «Темп». В Рикасихе заключённые строили автодорогу. В Васьково — аэродром, железную дорогу, жилые дома. В Талагах — строили аэродром и вели лесозаготовки. На Белом Озере и Пихталах функционировали лесозаготовительные лагпункты. За-ключённые, проживавшие в лагпункте в районе деревни Малая Кудьма, строили дорогу и водовод от реки Солза.
Самое дальнее ОЛП находилось в районе станции Шелекса, до которой от Ар-хангельска по железной дороге больше четырёх часов. Там велись лесозаготовки.

Не знаешь — не найдёшь
Председатель городского отделения общества «Совесть» Галина Викторовна Шаверина рассказала нам о поездках этого года на места, где когда-то стояли ОЛП Ягринлага:
— В июне и июле мы побывали в Марье, карьере Солза и на станции Ломовое. На этом экспедиции пока закончились. Почему нет планов на будущее… На Белом Озере и Пихталах мы с архангельским историком Татьяной Фёдоровной Мельник были два года назад. А что можно найти в Рикасихе, Васьково, Талагах? Там не осталось ни следов, ни предметов, ни свидетелей событий. А на Марье, Солзе, в Ломовом кое-что ещё есть. Но если не знать, что здесь когда-то был лагерь, — ни за что не найдёшь. А пройдёт ещё несколько лет, и исчезнут последние приметы лагерного прошлого.
Лагпункт чуть дальше реки Марья, которая впадает в Белое море (примерно в 5 км от деревни Солза по дороге на Нёноксу), был небольшой: бараки на дюнах, ближе к лесу землянки, баня, столовая, сторожевые вышки. Здесь вели лесозаготовки. Сегодня ещё просматриваются ямы на месте бывших землянок, можно найти разрозненные металлические детали, остатки ограды с фрагментами колючей проволоки, печей, бетонных и кирпичных фундаментов.
В лагпункте Ломовое заключённые ИТЛ и немецкие военнопленные добывали и отгружали на стройку щебень. Был свой кирпичный заводик для местных нужд. Недалеко от станции на холме стояли бараки, а за озером было кладбище; сейчас ничего не сохранилось. Зато удалось найти остатки электростанции и — на месте бывшей хлебопекарни — несколько форм для выпечки.
В посёлке Ломовое историков встретили приветливо, выделили в качестве сопровождающих местных жителей Андрея и Константина, а на место, где стоял лагерь, отвёл сам руководитель поселковой администрации Евгений Борисович Сынков. Показал, в частности, место, где стояла пекарня. Сейчас это просто луг. Наткнёшься на железяку в траве — что такое? Догадаешься ли, что это форма для хлеба, которым в 40-е питались заключённые?

«Тракторные» боты
В карьере Солза заключённые строили узкоколейку, грузили песок, добывали так называемую аварийную древесину. Там же находился барак усиленного режима. В землянках на Солзе жили специалисты, а работяги — в бараках в зоне, окружённой двойным рядом колючей проволоки.
— Первое, что мы нашли в карьере, — подошва с рисунком протектора на каблуке, — продолжает Галина Шаверина. — Такую обувь заключённые между собой называли ЧТЗ (Челябин-ский тракторный завод): её подошвы делали из покрышек от колёс машин и тракторов.
Исторический факт: НКВД обращался в правительство СССР с просьбой снизить план по сдаче использованных покрышек — они были нужны для изготовления обуви. Правительство просьбу удовлетворило.

А что же дальше?
Пока предметы, принесённые из экспедиций, лежат дома у Галины Шавериной. Как и планшеты с вы-ставки к 75-летию Ягринлага, которая проходила весной в ЦБ им. Н.В. Гоголя (информация на планшетах, можно сказать, краткий курс истории ИТЛ).
— Мы хотим, чтобы осталась память. О Ягринлаге у нас столько материалов, что можно было бы организовать постоянную выставку. Но где? Хотелось бы, чтоб информация и предметы были представлены, доступны людям для ознакомления и изучения. Собран обширный материал, но у него нет своего пристанища. Хорошо, что появился сайт yagrinlag.nordlib.ru (спасибо библиотечной системе Северодвинска), а ведь и там не все материалы выложены. Поколения меняются, и следующие за нами уже не помнят, с чего начинался город, что бок о бок с вольнонаёмными когда-то работали в тяжелейших условиях тысячи заключённых Ягринлага…

Comments are closed.

« »